Проведение исследований по агробиотехнологии

05.12.200343120

Соображения, которыми следует руководствоваться при проведении исследований по агробиотехнологии.



Заметки по поводу двух резких по тону недавних публикаций в ведущих профессиональных журналах, которые вызвали немало выпадов в адрес биотехнологии. Хотя многие специалисты указывали на методические погрешности этих исследований, их публикация вызвала немалый страх среди научной общественности, чиновников и широкой публики. Ученые, научные журналы, СМИ, государственные учреждения, сторонники и противники той или иной технологии - все они выполняют определенную роль в обществе, сопряженную с определенной ответственностью. Электронные СМИ могут еще более усилить поток дезинформации и легко вызвать у публики недоверие к биотехнологии и науке в целом.


Considerations for conducting research in agricultural biotechnology


Anthony M. Shelton, Department of Entomology, Cornell University/NYSAES, 416 Barton Laboratory, Geneva, NY 14456,USA

Опубликовано в Journal of Invertebrate Pathology 83 (2003), pp. 110-112.



Бабочка-монарх Danaus plexippus (слева) и кукуруза Zea mais, (справа), из-за которых разгорелся весь сыр-бор.

Недавние спорные статьи по вопросам агробиотехнологии, опубликованные в ведущих журналах (Losey et al., 1999; Quist and Chapela, 2001), вызвали у научной общественности немалую тревогу и подорвали доверие публики к агробиотехнологии, а возможно, и к науке вообще. Научная полемика может быть полезна в том случае, если возникшие по ходу обсуждения вопросы подлежат исследованию. В этом случае спор содействует рождению истины. Однако в ходе некоторых недавних дискуссий были также затронуты вопросы о честности поведения ученых, политике научных журналов в отношении публикаций и роли средств массовой информации в просвещении публики по ряду важных вопросов, включая агробиотехнологию.

Нам, как научным работникам, принадлежит важнейшая роль в определении будущего сельскохозяйственной биотехнологии. Мы избираем области исследования в соответствии со своими интеллектуальными интересами, исходя из служебных полномочий (и связанной с ними ответственности) и имеющихся ресурсов. Поскольку агробиотехнология - злободневная тема, к ней привлечено серьезное внимание административных и финансовых органов, ученых и широкой публики. Интерес ученых к этой области знаний вызван многими причинами - как профессионального, так и личного свойства. Наука движется силами отдельных людей, каждый из которых имеет собственный взгляд на мир и собственные предубеждения. Это может повлиять на способ выполнения эксперимента и отчет о его результатах. Более того, поскольку карьера многих из нас зависит от успешной конкуренции за финансирование и общественное признание, некоторые исследователи могут испытывать нездоровое давление, побуждающее их опубликовать результаты работы до того, как она будет полностью логически завершена. Несмотря на то, что, пожалуй, наиболее важные открытия в науке совершаются страстно убежденными людьми, необходимо уравновешивать страсти этическими нормами. В конечном итоге это принесет науке только пользу.

Если оставить в стороне личные и профессиональные причины, по которым исследователи выбирают определенный аспект науки (в частности, биотехнологии), для окончательного итога работы имеет важнейшее значение способ проведения исследования. Два примера недавних дискуссий в агробиотехнологии связаны с кукурузой, модифицированной таким образом, чтобы вырабатывать белки бактерии Bacillus thuringiensis. Эти белки позволяют бороться с насекомыми. Хотя о мотивах, побудивших авторов выбрать именно эти проекты, написано уже немало (Anonymous, 2002; Knight, 2000), наиболее важно все же обратить внимание на то, достаточно ли обоснованно было проведение исследования и достаточно ли достоверно его результаты были изложены в научной и популярной прессе. По моему мнению, в двух рассмотренных случаях отчет на последние вопросы будет отрицательным. Это подорвало доверие к науке, и, в частности, к агробиотехнологии. Первую из упомянутых статей можно рассматривать только как отчет о предварительных результатах наблюдения за гусеницами бабочки-монарха, у которых при кормлении листьями молочая с нанесенной на поверхность пыльцой Bt-кукурузы наблюдались отрицательные эффекты (Losey et al., 1999). Это исследование подверглось серьезной критике со стороны научной общественности по причине низкого качества эксперимента. В частности, не были четко определены доза наносимой пыльцы и концентрация эндотоксина в пыльце, были использованы неадекватные контроли и т.д. Кроме того, не была предоставлена информация о том, как в естественных полевых условиях соотносятся между собой в пространстве и во времени рассеянная пыльца кукурузы, растения молочая и бабочки-монархи (Gatehouse et al., 2002; Hodgson, 1999; Shelton and Roush, 1999; Shelton and Sears, 2001). Однако для противников агробиотехнологии данное исследование стало своего рода призывом к объединению. При этом они основывались не на доводах науки, а на личном отношении к агробиотехнологии. Более тщательные лабораторные исследования и серия полевых испытаний показали, что риск для популяции бабочки-монарха на полях "пренебрежимо низок" (Gatehouse et al., 2002, Sears et al., 2001).

В 2001 г. в том же журнале Nature была опубликована другая крайне спорная статья. В ней авторы утверждали, что мексиканская дикая кукуруза была контаминирована ДНК запрещенных к применению в Мекcике генетически модифицированных сортов (Quist and Chapela, 2001). Описанные в статье метолы исследования вызвали фурор в научном сообществе. После публикации в Nature редакционный совет журнала Transgenic Research заявил, что "не было представлено достоверных научных доказательств утверждения о том, что в местные разновидности кукурузы в Oaxaka (Мексика) проникла трансгенная ДНК" (Christou, 2002). Более того, редакционный совет утверждал, что при рассмотрении процедуры исследования "было показано, что представленные в опубликованной статье данные представляют собой не более чем артефакты, вызванные недостатками в планировании и практическом осуществлении эксперимента". Эти соображения привели к тому, что в журнале Nature было опубликовано заявление о том, что представленные данные не являлись достаточным основанием для публикации оригинала статьи. Подобный "отказ" от статьи на столь дискуссионную тему - явление весьма необычное. Возникает вопрос, почему администрация не проявила больше строгости и осторожности ДО публикации (этот же вопрос следовало бы задать и про публикацию о бабочках-монархах). Несмотря на то, что из опубликованной в Nature статьи о мексиканской кукурузе невозможно сделать определенных выводов, это не значит, что в будущем не будет обнаружено загрязнения дикой мексиканской популяции трансгенами со всеми возможными последствиями. Факт отзыва статьи означает только, что использованная авторами схема эксперимента оказалась недостаточно строгой, чтобы обосновать сделанные утверждения. Однако слово - не воробей. Организация Greenpeace воспользовалась этой статьей как основанием для петиции в FAO с требованием ввести всемирный запрет на производство трансгенных растений (Pina, 2002).

Последствия методических погрешностей при проведении экспериментов в области агробиотехнологии могут быть исключительно серьезными и привести к профессиональной дискредитации в глазах научного сообщества. С другой стороны, с точки зрения противников биотехнологии, это может выглядеть так, будто авторы методически слабого исследования подвергаются преследованию со стороны академической общественности. Именно так и произошло, когда общественная организация Food First (Окленд, США) опубликовала заявление (Food First, 2002), где критические замечания по поводу исследования были истолкованы как "тактика запугивания", а также утверждалось, что "ученые, выступающие в поддержку биотехнологии, вовлечены в исключительно неэтичную кампанию по забрасыванию оппонентов грязью". Как замечает Metz (2002), эти и другие заявления Food First, включая призыв "подвергать цензуре выступления тех ученых и учреждений, которые распускают клевету о компетентности и добросовестности тех, кто публикует результаты исследований, прошедших экспертную оценку специалистов (peer-reviewed studies)", являются ложной интерпретацией научного процесса. В норме экспертная оценка служит началом критического обсуждения результатов научного исследования, и такой род критики не имеет ничего общего с забрасыванием грязью.

Возможно, что доверие к Nature и подобным ему журналам, которые известны строгостью своих требований, несколько поколебалось после публикации слабых в методическом отношении статей. Однако лично я сомневаюсь, что количество представленных в Nature статей сократилось вследствие полемики, вызванной публикацией двух вышеописанных исследований. Следует, тем не менее, четко осознавать природу журнальной публикации. Существует не менее 2000 сколько-нибудь значительных научных журналов, большинство из которых издается некоммерческими организациями. Тем не менее, два наиболее престижных журнала - Nature и Science - издаются на коммерческой основе, получая доход от рекламы (Knight, 2000). Нравится нам это или нет, но имя Nature стало куда более "узнаваемой маркой", чем прежде. Публикация методически слабой статьи - неважно, во влиятельном, или не слишком известном журнале - имеет далеко идущие последствия. Это создает трудности в работе регулирующих организаций, которые должны принимать решения, направленные на благо общества. Более того, научная литература "засоряется" недостоверной информацией. Даже если публикации были отозваны, ссылки на них продолжают появляться в специальной литературе (Campanario, 2000) и остаются в общественном мнении.

Сейчас программы новостей все чаще затрагивают проблемы биологических наук, и публика быстро узнаёт о научных конфликтах. Разногласия по поводу популяции бабочек-монархов и возможных случаях распространения пыльцы Bt-растений привлекли большое внимание средств массовой информации и оказали большое влияние на общественное мнение. Следовательно, они могли повлиять и на государственную политику. Как отмечает Abbott (2001), сущность отчетов о биотехнологических исследованиях значительно изменилась за период с 1997г. Они "переместились из области научных вопросов в область социальных". Изменились источники информации, а количество публикаций в СМИ лавинообразно возросло. Например, уже в конце 1999г. газета New York Times публиковала какую-либо статью на темы биотехнологии практически ежедневно (Abbott, 2001).

Современные средства коммуникации позволяют быстро распространять информацию по всему миру. При этом необходима большая осторожность, так как дезинформация или неполная информация очень легко могут оказать влияние на государственную политику (Shelton and Roush, 2002). Работающие в области сельскохозяйственной биотехнологии ученые должны добросовестно проводить эксперименты, тщательно обсуждать результаты до того, как публиковать их, и делать выводы только на основании "адекватных методов исследования и логически обоснованных процедур оценки риска" (Gatehouse et al.., 2002). Работая в той области биотехнологии, которая вызывает большое количество дискуссий, мы должны иметь в виду замечание Foster (1999): "нарастающая тенденция публиковать данные мелкомасштабных научных исследований подрывает доверие к науке в большом масштабе". Подобные методически слабые исследования, которые, однако, вызвали широкую полемику, заставили многих ученых изменить планы своей исследовательской работы. Научная общественность, безусловно, обязана исследовать влияние биотехнологии на сложные экосистемы. Однако публикации Loosey о популяции бабочки-монарха (1999) и Quist and Chapela об утечке генов в популяции мексиканской кукурузы (2001) служат не самым лучшим началом для столь значимой работы.

У некоторых ученых может возникнуть ощущение, что они остались в стороне от дискуссии и упустили возможность исправить ошибки в интерпретации научных данных. Как отмечает Abbott (2001), в Великобритании и США при освещении вопросов, связанных с ГМО, такие издания, как New York Times и Times of London все реже и реже обращаются к ученым за информацией для статей (наблюдение охватывает период с 1997 по 2000г). По состоянию на сентябрь 2000г., только в 12% опубликованных новостей были процитированы слова ученых. Тот же автор отмечает, что в качестве источника информации все чаще используются общественные группы, такие как Greenpeace, Фонд защиты окружающей среды (Environment Defense Fund) и Союз заинтересованых ученых (Union of Concerned Scientists). Те же New York Times и Times of London ссылаются на представителей этих групп почти вдвое чаще, чем на профессиональных ученых.

Каждая из сторон - ученые, научные журналы, средства массовой информации, общественные организации, сторонники или противники тех или иных технологий - несет свою долю ответственности за происходящее в области агробиотехнологии. Если какая-либо из сторон не справится с возложенной ответственностью, последствия для науки в целом могут быть весьма серьезными. Вполне возможно, что ученых (в особенности в академических кругах) "подгоняет" мысль о возможной конкуренции. Не удивительно, что при выборе темы для исследования по-прежнему играют роль личные взгляды. Однако подобный личный выбор должен быть подкреплен корректными научными исследованиями. Здравый смысл подсказывает, что научное расследование и способ представления результатов научным кругам и широкой общественности должны соответствовать высоким стандартам этики, независимо от личных взглядов того или иного лица на перспективы биотехнологии.


Литература:



1. Abbott,E.,2001.Scientists being ignored in media coverage of GMOs. Greenlee School of Journalism and Communications. 2000 News-letter. 60, No. 68.

2. Anonymous, 2002. Study didn't prove anything: altered DNA did or didn't contaminate Mexican corn. Omaha World-Herald, Editorial. April 7.

3. Campanario, M., 2000. Fraud: retracted articles are still being cited. Nature 408,288.

Christou, P., 2002. No credible evidence is presented to support claims that transgenic DNA was introgressed into traditional maize landraces in Oaxaca, Mexico. Transgenic Res. 11, iii-v.

4. Food First Institute for Food and Development Policy. Joint Statement on the Mexican GM maize scandal. http://www.food-.rst.org/global/ge/jointstatement2002.html.

5. Foster, J.E., 1999. Butterflies bearing grenades. Washington Post, September 20,1999.

6. Gatehouse, A.M.R., Ferry, N., Raemaekers, R.J.M., 2002. The case of the monarch butterfly:a verdict is returned. Trends Genet. 18,249 -251.

7. Hodgson, J., 1999. Monarch Bt-corn paper questioned. Nat.Biotechnol.17,627.

8. Knight, A., 2000. Science and the Press. AgBioView -http://www.agbioworld.org; Archived at http://agbioview.listbot.com.

9. Losey, J., Raynor, L., Carter, M.E., 1999. Transgenic pollen harms Monarch larvae. Nature 399,214.

10. Metz, M., 2002. Criticism preserves the vitality of science. Nat. Biotechnol. 20, 867.

11. Pina, J., 2002. Activists to Seek Ban on Transgenic Crops. Inter Press Service, Mar. 8.

12. Quist, D., Chapela, I.H., 2001. Transgenic DNA introgressed into traditional maize landraces in Oaxaca, Mexico. Nature 414,541 - 543.

13. Sears, M.K., Hellmich, R.L., Stanley-Sears Horn, D.E., Oberhauser, K.S.,Pleasants, J.M., Mattila, H.R., Siegfried, B.D., Dively, G.P., 2001.Impact of Bt corn pollen on monarch butterfly populations: a risk assessment. Proc. Natl. Acad. Sci. USA 98,11937 -11942.

14. Shelton, A.M., Roush, R.T., 1999. False reports and the ears of men. Nat. Biotechnol. 17, 832.

15. Shelton, A.M., Roush, R.T., 2000. Pest control, rumor control. Forum Appl. Res. Public Policy 15,36 -39.

16. Shelton, A.M., Sears, M.K., 2001. The monarch butterfly controversy: scientific interpretations of a phenomenon. The Plant 27,483 -48


Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей