Группы риска в иммунопрофилактике дифтерии, коклюша, столбняка, кори. Часть 4.

06.11.200946700
Дифтерия, коклюш, столбняк

В структуре заболевших дифтерией в 90-х гг. ХХ столетия дети составляют до 30% от общего числа больных. Доля привитых детей ежегодно увеличивалась и составляла 70-74% от общего числа больных (в 1994 году – 81,8%). Показатель заболеваемости привитых детей был в 6-8 раз ниже, чем непривитых. В 1993-1994 годах среди заболевших дифтерией 38,8% детей имели нарушения в календаре прививок. Нарушения (удлинение интервалов между прививками свыше 4-х месяцев) отмечались чаще всего (52,7%). В 40,5% случаев дети не получали своевременной ревакцинации. У 6,6% детей был удлинен интервал между вакцинацией и первой ревакцинацией свыше 3-х лет [73,76].

Случаи дифтерии у привитых детей регистрировались во всех возрастных группах. Важно отметить, что доля привитых среди заболевших с возрастом увеличивалась. Среди привитых заболевшие чаще регистрировались в старшей возрастной группе от 7 до 14 лет (70,6%).

Привитые дети болели относительно легко по сравнению с непривитыми и неправильно иммунизированными [37,76]. У привитых детей преобладала локализованная форма дифтерии ротоглотки (95,5-96,3%), осложнения были редки, доминировало самопроизвольное излечение. Часто наблюдалось сочетание дифтерии с ОРВИ или обострением хронического тонзиллита (до 40%). Диагноз при этом в 57% случаев устанавливался только бактериологически [27]. В среднем коэффициент тяжести составил 4,5% в 1993 году, а в 1994 – 3,7%. Наиболее высокие показатели тяжести заболевания отмечены у детей первого года жизни (21,4%) и второго – 8,2%, что связано с неполным курсом прививок у них [76]. Дети этой возрастной группы считаются группой повышенного риска заболевания дифтерией и тяжести ее течения [21].

Наиболее тяжелое течение отмечалось у детей на стадии вакцинации. Дети, имеющие базисный иммунитет, то есть получившие ревакцинирующие прививки, заболевали в различные сроки после окончания курса. Дети заболевали в первые 2 года с момента ревакцинации чаще, чем в отдаленные сроки (3-4 года, 5 и более лет), причем эта закономерность сохранялась у привитых как вакциной АКДС, так и АДС-М-анатоксином [20]. Отмечается, что при увеличении числа ревакцинаций сокращался срок между заболеванием и последней прививкой. Так, после 1-ой ревакцинации в течение первых 2-х лет заболели 34,9%; после 2-ой – в 2,5 раза больше (56,5%) и после 3-х лет – 70% [76].

Таким образом, тактика вакцинопрофилактики должна базироваться на знаниях о длительности и напряженности поствакцинального иммунитета к той или иной инфекции.
За последние годы внесено ряд изменений в представление о длительности и напряженности иммунитета к ряду управляемых инфекций. Так, поствакцинальный иммунитет к дифтерии, коклюшу, столбняку медленно угасает со временем. Среди лиц в возрасте старше 60 лет 49-66% являются серонегативными по столбняку и 50% – по дифтерии, в то время как потеря защитного уровня противостолбнячных антител наблюдается только у 5% детей школьного возраста, у 6-11% людей в возрасте 18-39 лет [11,13,23]. Серологические исследования в бывшем СССР, Восточной Европе, США показали, что 20-60% взрослых становятся чувствительными к дифтерии через 20 и более лет [10-12,72].

Противококлюшный иммунитет, как естественный, так и искусственный, также непродолжителен. Он снижается во второй декаде жизни человека [54, 55]. Заболевание коклюшем наблюдается у 13,5% взрослых, ранее иммунизированных (данные за 1989-1991 годы).

Следовательно, большая часть взрослого населения чувствительна к дифтерии, коклюшу, столбняку по причине недостаточной напряженности и продолжительности поствакцинального иммунитета. Взрослые, таким образом, составляют группу риска по возможности заболевания и передачи инфекции. Они являются новым феноменом в вакцинологии [11].

В последние годы источником заболевания коклюшем все чаще являются взрослые. Особенно часто коклюшем болеют женщины, составляющие основной контингент медицинского и обслуживающего персонала женских консультаций, родильных домов и детских учреждений; матери, ухаживающие за больными детьми. Взрослым больным диагноз, как правило, не ставится даже при наличии у них манифестных форм коклюша. Это, несомненно, способствует повышению заболеваемости данной инфекцией среди детей [29].

Вопрос специфической профилактики коклюша у взрослых не решен. Все надежды возлагаются на внедрение в практику вакцинопрофилактики более безопасных для взрослых вакцин нового поколения – ацеллюлярных. Бесклеточные вакцины предполагается применять при ревакцинации взрослого населения. Возможно, ацеллюлярные вакцины смогут открыть новую эру в иммунизации взрослых против коклюша [16,50,51,54,55,56].

В анализируемый период вследствие существенного снижения иммунитета и накопления неиммунных контингентов среди взрослого населения особенно возросло количество клинически выраженных форм дифтерии [77]. У взрослых наиболее высокий уровень заболеваемости отмечен в возрастных группах: подростки 15-17 лет, 20-29 лет и 40-49 лет [73]. Наиболее тяжелые формы заболевания наблюдались в возрастной группе старше 40 лет с превалированием мужчин [27]. Среди клинических форм преобладала локализованная дифтерия зева, но были зарегистрированы случаи распространенной, субтоксической и трех степеней токсических форм [77].

Сложившаяся ситуация продиктовала необходимость проведения массовой иммунизации населения против дифтерии во всех возрастных группах с периодичностью не менее 10 лет, третья ревакцинация перенесена на 16-летний возраст [77].

Корь

Со времени внедрения в практику здравоохранения вакцинопрофилактики кори вопрос о длительности и напряженности поствакцинального иммунитета остается в центре внимания многих исследователей. Однако, несмотря на большое число проведенных исследований, эта проблема до сих пор не нашла однозначного решения. Ряд исследователей утверждает, что иммунитет у привитых продолжительный, более 15 лет [79], возможно, пожизненный [13]. Показано, что не наблюдается роста заболеваемости корью среди привитых в зависимости от срока после прививки, у полноценно привитых иммунитет сохраняется без бустер-эффекта 15-17 лет. По мнению других, длительность прививочного иммунитета к кори ограничена 15-20 годами. Некоторые исследователи констатируют, что со временем искусственный иммунитет утрачивается. В частности, в наблюдениях R.G.Mathis et al. [17] через 10-12 лет после вакцинации заболели корью примерно 6% детей, имевших выраженные сероконверсии сразу после прививки. Снижение иммунитета становится достаточно выраженным уже через 5 лет как после вакцинации, так и после ревакцинации [80].

Ряд авторов ставит под сомнение целесообразность проведения массовой ревакцинации против кори в возрасте 6-7 лет [81,82]. В повторной прививке, по их мнению, нуждаются лишь лица, оставшиеся серонегативными после вакцинации или утратившие поствакцинальный иммунитет [82].

Все больше данных появляется в пользу селективной тактики ревакцинации против кори [83,84]. Серологические исследования, проводимые у привитых 6 лет назад и более, показали, что в отдаленной ревакцинации нуждаются не более 25% детей и подростков, утративших вакцинальный иммунитет или по каким-то причинам не выработавших его после первичной иммунизации [24,25].

Эффективность повторных прививок против кори существенно зависит от наличия противокоревых антител в крови вакцинируемых перед ревакцинацией [82,84]. Так, присутствие даже минимальных титров антител в момент повторной прививки ЖКВ препятствует выработке длительного напряженного иммунитета против этой инфекции [81,82].

Первичная прививка в раннем возрасте (до 9 месяцев) оказывает ингибирующее действие на продукцию антител при повторной вакцинации [17,82], в то время как дети, вакцинированные впервые в возрасте старше года, способны к сероконверсии. В литературе имеются сведения, что у детей, имевших до ревакцинации минимальные титры коревых антигемагглютининов и ответивших на реиммунизацию приростом титров антител, через некоторое время (2-24 месяца) титры снижались до исходных величин [82].
Ярким примером роли исходного уровня специфических антител в развитии вакцинального процесса служит влияние на сероконверсию материнских антител, персистирующих в крови ребенка первые месяцы жизни. Около 20% детей сохраняют материнские антитела до 8 месяцев жизни. Заболевания корью возникают обычно с момента снижения уровня материнских противокоревых антител, то есть в 4-6-месячном возрасте в гиперэндемичных странах и в 8-11-месячном – в развитых странах [17,18]. Если вакцинацию проводят до 9 месяцев, то материнские антитела препятствуют сероконверсии [17].

Исходя из этих данных и различий в эпидемиологии болезни в развитых и развивающихся странах, ВОЗ было рекомендовано в странах с низкой заболеваемостью вакцинацию против кори проводить в возрасте 12-15 месяцев и в 9-месячном – в странах с высокой заболеваемостью. Из этого также следует, что дети до года составляют группу повышенного риска, поскольку не могут быть вакцинированы ЖКВ [18,85]. В то же время в период крупных эпидемий в большинстве африканских и азиатских стран удельный вес случаев заболевания детей моложе 9 месяцев весьма высок и в разных странах колеблется от 18 до 45%. Кроме того, в последнее время и в развитых странах имеют место заболевания корью детей 2-5-месячного возраста. Это связано со снижением уровня противокоревого иммунитета у женщин фертильного возраста [18,83].

Все вышесказанное определило необходимость принятия неотложных мер в отношении беременных женщин, которые, согласно Распоряжению ГК СЭН РФ от 26.08.93 года, подлежат обязательному серологическому обследованию на наличие противокоревых антител при первом обращении в женскую консультацию [18,86].

По мнению большинства зарубежных и отечественных исследователей, заболеваемость корью среди привитых ЖКВ связана с первичными и вторичными вакцинальными неудачами [24,64,69], а вовсе не в результате снижения уровня иммунитета по мере увеличения срока после прививки. В то же время ревакцинация против кори была регламентирована приказом Минздрава. На это пришлось пойти не из-за того, что привитые теряют иммунитет, а с целью исправления недостатков первичной иммунизации, которых немало [79,87], в частности, в результате применения слабоиммуногенных серий ЖКВ.

Накопление среди населения серонегативных восприимчивых контингентов в случае их невовлечения в ревакцинальный процесс ведет к постепенному росту числа восприимчивых к кори лиц среди населения и периодическому росту заболеваемости со сдвигом на старшие возрасты. Так, в 1991-1994 годах взрослый контингент населения России составил более половины всех регистрируемых случаев заболевания корью (52%) [75,88]. Корь у взрослых по сравнению с детьми протекает тяжелее, с выраженными проявлениями интоксикации [88].

Эпидемиологическая оценка защищенности от кори возрастных групп населения РФ позволила выявить группы повышенного риска заболевания [78, 88-90]. Дети 6, 13-14 лет, подростки 15-17 лет и взрослые 18-19 лет, однократно привитые ЖКВ, отнесены к группе повышенного риска, поскольку среди этого контингента выявляется значительный процент серонегативных лиц (12,9-14,1%).

Следовательно, на современном этапе вакцинопрофилактики в случае 2-10% вакцинальных неудач имеется достаточное число восприимчивых лиц для поддержания коревого эпидемического процесса [24]. Заболеваемость корью подростков и взрослых расценивается как закономерное явление, поскольку кардинальной задачей вакцинопрофилактики до сих пор являлась защита от коревой инфекции детей. Практика здравоохранения до сих пор не располагает научно обоснованной системой профилактических и противоэпидемических мероприятий по предупреждению эпидемического распространения кори в подростковых и взрослых коллективах [85].

Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей