ГМО: факты, анализ, выводы

24.01.201157930
Этические противоречия

Биотехнология – это гораздо больше, чем просто научное направление. Это тема, порождающая бесконечные споры и противоречия, постоянно затрагивающая моральные и этические проблемы, которые невозможно решить однозначно. Многие считают биотехнологию «вмешательством в естественные природные процессы» и даже «вмешательством в дела Господа». Тем не менее, если ГМ-технологии могут решить проблему голода и бедности в развивающихся странах, то их применение неизбежно и необходимо. В рассуждениях о положительных и отрицательных сторонах ГМ-технологий нельзя поддаваться эмоциям и делать необоснованные выводы, обвиняя биотехнологические компании в том, что они «наживаются на человеческом горе» или пытаются разрушить естественные экосистемы и «превратить землю в пустыню».

Конечно, нельзя отрицать того, что сельское хозяйство существует уже не менее десяти тысяч лет, и в течение всего этого времени люди занимались выведением новых сортов растений и пород животных, не имея никакого представления о генетике [33]. В действительности фермеры были, сами не подозревая об этом, первыми генетиками, и эмпирически пришли к тем закономерностям, которые лишь сравнительно недавно были описаны и сформулированы в виде законов Грегором Менделем и Хуго де Фризом.

При использовании традиционной селекции происходит смешение тысяч и тысяч генов для того, чтобы усилить проявление одного или нескольких признаков. Относительно нее Чарльз Дарвин сказал следующее: «природа дает в руки человека успешные варианты, а человек искусственно усиливает в них полезные свойства». В принципе, риск усиления нежелательных свойств, например, продукции растением токсинов, гораздо выше в случае традиционной селекции, нежели в случае современной биотехнологии. Чтобы избежать негативных эффектов селекции, фермеры тратят много лет на проведение многократных обратных скрещиваний растений с новым генотипом с вариантами, чьи свойства уже хорошо известны. Эта процедура медленно «разбавляет» нежелательные генетические варианты, не влияя на положительные. Традиционная селекция вполне безопасна, что доказывается всей историей ее существования, однако новые методики позволяют сделать ее еще более безопасной и ускорить работу по выведению новых сортов, поскольку теперь человек может оперировать единичными генами.

Тем не менее, страх того, что трансгенные культуры нанесут непоправимый вред окружающей среде и здоровью человека, сохраняется. До настоящего времени наука оказывала огромное влияние на жизнь человека, порождая множество полезных инноваций, без которых мы сегодня не представляем своего существования. Конечно, в обществе всегда присутствовали противники научного прогресса, однако с появлением генной инженерии их стало гораздо больше, причем такие противники появились и в самой научной среде. Новые технологии действительно кажутся вызовом всем законам природы и даже самой сути человека [35], и даже в отсутствии доказанных рисков идеи генной инженерии не так просто принять – можно сказать, принять их тяжело скорее психологически и эмоционально.

Страх перед тем, что трансгены могут «сбежать» в окружающую среду и произойдет «генетическое загрязнение» естественных растительных и животных сообществ, имеет некоторые основания, однако подобного «генетического загрязнения» легко избежать, сделав генетически модифицированные организмы стерильными, то есть не способными к размножению. В принципе, сельскохозяйственные растения вообще практически не выживают без заботы о них человека, и трансгенные культуры также, за редким исключением, совершенно нежизнеспособны в «дикой природе».

Другим негативным последствием создания генетически модифицированных растений является то, что в природе в ответ на них появляются новые штаммы микроорганизмов [36], имеющие гены устойчивости к антибиотикам, продуцируемым ГМ-культурами. Таким образом, технологии генной инженерии превращаются в новый эволюционный фактор, вызывающий противодействие в естественной среде – правда, такое же противодействие возникает и в ответ на традиционную селекцию. В принципе, это говорит лишь о том, что любое решение по защите растений от паразитов и вредителей является временным, и в конце концов в природе появляется организм, который без всякого для себя вреда может питаться искусственно выведенным организмом – не важно, получен ли этот организм путем длительной селекции, или же путем однократной генетической модификации.

Защитники биотехнологий считают, что если в продукте питания присутствуют аллергены, то производитель просто должен указывать это на упаковке, поскольку не имеет особенного значения, естественные ли это аллергены, или же они появились в пище в результате применения новых технологий и добавления в продукт, например, генномодифицированной сои. Специалисты управления по контролю качества продуктов и лекарств США составили список антибиотиков, чьи гены могут быть внесены в геном растения, не нанеся впоследствии вреда потребителю.

Конечно, не всегда можно адекватно оценить риски, ассоциированные с той или иной технологией, и это касается не только методов генной инженерии, а вообще любой промышленной технологии. Отдаленные последствия тех или иных действий человека не сможет просчитать ни один даже самый талантливый аналитик – хотя бы потому, что всегда остается фактор случайности, который в один прекрасный день приводит к неожиданной катастрофе – такой, например, как взрыв на Чернобыльской атомной станции или разлив нефти в Мексиканском заливе. Однако человечество не может на сегодняшний день отказаться от использования ядерной энергии и от добычи нефти, и, пока не появится более выгодных альтернатив, споры и протесты ни к чему не приведут.

Интересно, что общественное мнение сконцентрировано главным образом вокруг рисков выращивания ГМ-растений, практически не вспоминания о рисках, связанных с сельским хозяйством вообще [37]. В 1999 г. в Канаде с помощью методов традиционной селекции была получены разновидность рапса, имеющая гены устойчивости к двум гербицидам [38]. На основании этого авторы статьи, посвященной этой работе, утверждают, что и без генной инженерии можно получать «генномодифицированные» виды. В другом исследовании, посвященном гибридным злакам [39], авторы говорят, в частности, о тритикале – гибриде пшеницы и ржи. Этот злак был получен очень давно и несет в себе гены двух разных видов, при этом не нанося никакого ущерба окружающей среде.

Несомненно, что традиционное сельское хозяйство наносит окружающей среде весьма существенный вред. Фермеры прекрасно понимают, что состояние окружающей среды является определяющим фактором их дальнейшего процветания, а потому ищут способы использовать как можно меньше вредных веществ: гербицидов, фунгицидов и инсектицидов.

Оппоненты биотехнологий [40] цитируют слова принца Чарльза, который заявил, что «генные технологии – это вмешательство в область, принадлежащую Богу и только Богу». Мнение, что судьба человечества находится в руках божьих, а потому манипуляции над природой – противодействие божественной воле, весьма распространенно, однако могут ли его сторонники уверенно ответить на вопрос, где заканчивается сфера ответственности Бога и начинается сфера ответственности человека? Если бы на подобный вопрос, лежащий, конечно, вне компетенции науки, можно бы было ответить, то, возможно, споры вокруг биотехнологий по большей части утихли бы. Однако ответа на этот вопрос, в отличие от вопросов биологии и экономики, не существует.

Заключение

Современная биотехнология предлагает новые методики, которые в сочетании с методами традиционной селекции могут решить существующие на сегодняшний день проблемы сельского хозяйства, фармакологии и многих других отраслей. Помимо этого, генная инженерия является мощнейшим инструментом фундаментальных исследований. Благодаря созданию трансгенных организмов исследователи получают огромное количество новой информации, касающейся функционирования различных генов, регуляции физиологических процессов и эволюции живых организмов.

Благодаря технологиям генной инженерии только за 2003 г. на полях было использовано на 172 миллиона кг. меньше пестицидов, чем за год до этого, а выбросы парникового газа сократились на 10 миллионов кг., что эквивалентно тому, как если бы с дорог на целый год исчезло разом 5 миллионов автомобилей [41]. Это весьма впечатляющий результат, особенно если учитывать, что в последующие годы масштабы использования ГМО культур только возросли. Тем не менее, конечно, требуются долгосрочные исследования влияния генетически модифицированных растений на состояние почвы, микробные, растительные и животные сообщества, а также на здоровье человека.

Несмотря на споры и дебаты, дальнейшее развитие биотехнологий неизбежно. Однако следует помнить, что бесконтрольное применение подобных мощных методик действительно может привести к негативным последствиям, и необходимо, как и в любом вопросе, найти некую «золотую середину». В контроле за деятельностью биотехнологических компаний должны участвовать независимые эксперты – учёные и государственные чиновники; работа по созданию и внедрению на рынок генномодифицированных культур должна подробно освещаться в прессе, поскольку зачастую страх перед ГМО возникает исключительно из-за слабой информированности населения и не имеет под собой реальных оснований.

Литература:

1. Kass J (2005). Commercialization of transgenic animals: Potential ecological risks. BioSci. 58: 46-58.
2. FAO (2000). Safety aspects of genetically modified food of plant origin. Report of FAO. Expert Consultation on Foods Derived from Biotechnology.
3. Alhassan WS (2002). Agrobiotechnology application in West and Central Africa (Survey outcome). Ibadan: International Institute of Tropical Agriculture. Ibadan, Nigeria.
4. Bridges A, Kimberly R, Magin M, Stave JW (2003). Agricultural Biotechnology (GMO). Methods of Analysis, In: Food Analysis. 3rd Edition. KLuvwer Academic/Plenum publishers, New York pp.301-311.
5. Fraley RT (1991). Genetic Engineering in Crop Agriculture, Commissioned background paper prepared for the office of Technology Assessment.
6. Harlander S (1991). Biotechnology in Food Processing in the 1990s, commissioned background paper prepared for the office of Technology Assessment.
7. Vandekerckhove J (1989). Encephalins produced in transgenic plants using modified 2s seed storage proteins. Biotechnol. 7: 929-936.
8. Brookes G, Barfoot P (2005). GM Crops: The global economic and environmental impact-The first nine years, 1996-2004. AgBioForum 8(2&3): 187-196.
9. Ubalua AO (2007). Cassava Wastes: Treatment options and value addition alternatives. Afr. J. Biotechnol. 6(18): 2065-2073.
10. Verpoorte R, van der HR, Memelink J, (2000). Engineering the plant cell factory for secondary metabolite production. Transgenic Res. 9: 323-343.
11. Dixon RA (2001). Natural products and plant disease resistance. Nat. 411: 843-847
12. Facchini PJ (2001). Alkaloid biosynthesis in plants: biochemistry, cell biology, molecular regulation, and metabolic engineering applications. Ann. Rev. Plant Physiol. Plant Mol. Biol. 52: 29-66
13. DellaPenna D (2001). Plant metabolic engineering. Plant Physiol. 125: 160-163.
14. CSA (Crops, Soils Agronomy) News (2007). A mixed Outlook for Pharmaceutical crops. www.crops.org
15. Sala F, Rigano MM, Barbante A (2003). Vaccine antigen production in transgenic plants: Strategies, gene constructs and perspectives. Vaccine 21: 803- 808.
16. Fischer R, Stoger E, Schillberg S (2004). Plant-based production of Biopharmaceuticals. Current Opinion in Plant Biol. 7: 152-158.
17. Horn EM, Woodward LS, Howard JA (2004). Plant molecular farming. Systems and products. Plant Cell Reproduction. 22: 711-720.
18. Ma K-CJ, Drake PMW, Christou P (2003). The production of recombinant pharmaceutical proteins in plants. Nat. Rev. Gene. 4: 794-805.
19. Ma K-CJ, Barros E, Bock R (2005). Molecular farming for new drugs and Vaccines. EMBO Report 6: 593-599.
20. Jamie P (2005). Transgenic Animals: How genetics is providing new ways to envision agriculture. Biodiversity-Transgenic animals. http://www.biotech.ubc.ca/biodiversity/transgenicanimals/index.htm.
21. Elbehri A (2005). Biopharming and the food system: Examining the potential benefits and Risks. AgBioForum 8: 18-25.
22. Eastham K, Sweet J (2002). Genetically modified organisms (GMOs): The significance of gene flow through pollen transfer. Environ. Issue Report. 28 [Online]. Available at http://reports.eea.eu.int/environmental_issue_report_2002_28/en. European Environmental Agency, Copenhagen.
23. Nielsen KM, Van EJD, Smalla K (2001). Dynamics, horizontal transfer and selection of novel DNA in bacterial populations in the phytosphere of transgenic plants. Ann. Microbiol. 51: 79-94.
24. Wolfenbarger LL, Phifer PR (2000). The ecological risks and benefits of genetically engineered plants. Washington DC. Sci. 3: 2088-2093. Yusibov V (1997). Antigens produced in plants by infection with chimeric plant viruses immunize against rabies virus and HIV-1. Proc. Natl. Acad. Sc. U.S.A 94: 5784-5788.
25. Riba G, Dattee Y, Couteaudier Y (2000). Les plantes transgeniques et l’environnement. C. R. Acad. Agric. Fr. 86 : 57-65.
26. Daniell H, Muthukumar B, Lee SB (2001). Marker free transgenic plants: Engineering the chloroplast genome without the use of antibiotic selection. Curr. Gene. 37: 109-116.
27. Widmer F, Siedler RJ, Donegan KK, Reed GL (1997). Quantification of transgenic plant marker gene persistence in the field. Mole. Ecol. 6: 1-7.
28. Paget E, Lebrun M, Freyssinet G, Simonet P (1998). The fate of recombinant plant DNA in soil. Eur. J. soil Biol. 34: 81-88.
29. Gebhard F, Smalla R (1999). Monitoring field releases of genetically modified sugar beets for persistence of transgenic plant DNA and horizontal gene transfer. FEMS Microbiol. Ecol. 28: 261-271.
30. Oger P, Petite A, Dessaux Y (1997).Genetically engineered plants producing opines alter their biological environment. Nat. Biotechnol. 15: 369-372.
31. Dunfield KE, Germida JJ. (2004). Impact of genetically modified crops on soil and plant-associated microbial communities. J. Environ. Qual. 33: 806-815.
32. Berraquero RF (2006). Microbes and Society”, Contributions to Science”, Institut d’Estudis Catalans, Barcelona 3(2): 197-202. Bernstein JA, Bernstein IL, Bucchini L, Goldman LR, Lehrer S, Rubin CH, Sampson HA (2003). Clinical and Laboratory investigation of allergy to genetically modified foods. Environ. Hlth. Perspectives. 111(8): 1114-1121.
33. Jones S (1994). The language of the genes. Flamingo, London, 347p. LEISA magazine (Magazine of low External Input and Sustainable Agriculture) (2001). GE-not the only option. 17(4): 4.
34. Ubalua AO, Oti E (2008). Evaluation of antimicrobial properties of some medicinal plants for fresh cassava roots preservation. Pakistan J. Nutr. 7(5): 679-681.
35. Carr S, Levidow L (1997). How biotechnology separates ethics from risks, Outlook on Agriculture 26: 145-150.
36. Holmes B (1997). Caterpillar’s revenge. New Scientist p. 7
37. Annon A (1989). Summaries of Country Reports, May 1989, World Bank-ISNAR-AIDAB-ACIAR, Biotechnology Study Project Papers. ISNAR, The Hague.
38. Concar D, Coghlan A (1999). A question of breeding. New Scientist pp. 4-5.
39. Ort DR (1997). Pros and cons of foreign genes in crops. Nat. 385: 290.
40. Robinson J (1999). Ethics and Transgenic crops: A review. Universidad Catolica de Valparaiso. Electr. J. Biotechnol. Chile. 2(2): 1-16.
41. Conner AJ, Glare TR, Nap J (2003). The release of genetically modified crops into the environment. Part1. Overview of current status and regulations. Plant J. (33)1: 1-18.

Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей