Правовое регулирование в сфере клеточных технологий в России

16.12.201040310
История вопроса

Открытие стволовых клеток признано третьим по важности событием в биологии и медицине после расшифровки структуры ДНК и генома человека. Будущее медицины сегодня напрямую связывают с развитием клеточных технологий, которые позволяют замещать утраченные функции поврежденных органов и тканей. В 1998 г. исследователям из Университета штата Висконсин (США) впервые удалось получить культуру эмбриональных стволовых клеток человека, которые дифференцировались в нервные, мышечные и костные клетки, а также в бета-клетки островков поджелудочной железы. В настоящее время в мире активно разрабатываются подходы к использованию стволовых клеток в медицине. Список болезней, при лечении которых клеточные технологии уже используются или их применение планируется в ближайшем будущем, быстро растет.

Потенциальные возможности стволовых клеток стимулировали поиск подходов для их использования в медицине и породили большие надежды, связанные с клеточными технологиями – принципиально новым направлением в разработке новых методов терапии различных заболеваний. Клеточные технологии – это совокупность методов выделения различных типов клеток из тканей организма, их культивирования (выращивания) с целью увеличения их количества и последующего использования клеток, их компонентов или продуктов их жизнедеятельности в научных и научно-практических целях. Это новая многообещающая отрасль современной биомедицины, и от того, по какому пути она пойдет, зависит будущее медицины в ближайшие десятилетия. Уже к 2002 г. было создано более 30 биотехнологических старт-ап компаний в 11 странах с ежегодным суммарным бюджетом около 200 млн. долларов, основной коммерческой деятельностью которых стали технологии, основанные на применении стволовых клеток и терапевтическом клонировании. Мировой рынок клеточных технологий в 2005 г. оценивался в 26,6 млрд. долларов США, в 2010 г. – в 56,2 млрд. долларов, в 2015 г. он по прогнозам будет оцениваться в 96,3 млрд. долларов. На сегодняшний день более 300 компаний во всем мире занимаются разработкой подходов к клеточной терапии, из них 85 – с использованием стволовых клеток.

Трансплантация стволовых клеток прочно вошла в арсенал современных подходов к лечению целого ряда наследственных и приобретенных заболеваний. Аутологичные кроветворные стволовые клетки уже на протяжении двух десятилетий используются для восстановления кроветворения у пациентов с онкологическими и гематологическими заболеваниями. Аутологичные мезенхимные стволовые клетки применяются на уровне клинических испытаний при лечении инфаркта миокарда и хронической сердечной недостаточности. Активно разрабатываются подходы к трансплантации стволовых клеток при лечении заболеваний, которые до последнего времени считались неизлечимыми: инсульта, нейродегенеративных заболеваний, травм головного и спинного мозга.

Проблемы клеточных технологий в РФ

В журнале «Клеточная Трансплантология и Тканевая Инженерия» (Том IV, №1 за 2009 г.), одном из самых авторитетных изданий в РФ в области клеточных технологий, приводится мнение генерального директора биотехнологической компании ООО «Транс-Технологии» Дмитрия Генриховича Полынцева по поводу внедрения в клиническую практику технологий на основе использования стволовых клеток пуповинной крови. Он считает, что в области клеточных технологий в РФ существуют следующие проблемы:

1. Отсутствие официального алгоритма проведения клинических исследований.
Известно, что общепринятый алгоритм состоит в следующем. Заинтересованная организация должна иметь статус НИИ, утвердить соответствующую тему на Ученом Совете, получить одобрение Этического Комитета, и, имея необходимый пакет документов (дизайн исследования и текст информированного согласия, который будут подписывать пациенты, участвующие в исследовании), приступить к исследованиям. Однако, что потом делать с полученными результатами? Потом можно запатентовать полученные результаты (если эти результаты патентнопригодны) и подать документы на регистрацию новой медицинской технологии в Минздравсоцразвития. После этого можно долго и безрезультатно ждать регистрации.

2. Нежелание Минздрасоцразвития выступить в роли координатора проводимых исследований.
Парадокс состоит в том, что такого рода исследования желательно проводить как мультицентровые по единому плану. Для этого нужен координатор. Министерство было бы если не идеальным, то, во всяком случае, правильным центром, вокруг которого такие исследования должны объединяться. Однако министерство заняло непростительно пассивную и выжидательную позицию. Это плохо объяснимо, однако является фактом.

3. Непрозрачность процедур регистрации новых медицинских технологий.
Казалось бы, алгоритм регистрации есть и известен, но кто-то может зарегистрировать новую технологию, а кто-то может годами пытаться это сделать, но без результата и какой-бы то ни было надежды на него.

4. Невостребованность новых технологий.
В нашей системе здравоохранения нет алгоритма внедрения новых технологий. При существующем обилии риторики о высоких технологиях в России мы остаемся весьма консервативной страной, вся система которой крайне настороженно относится к любым нововведениям.

5. Отсутствие правового поля.
При всем при этом добросовестным исследователям живется гораздо сложнее, чем различным проходимцам от науки. Это связано и с клановостью в науке и медицине, и с неравным доступом к бюджетному финансированию, и с отсутствием гласности при распределении бюджетных средств на исследования и с отсутствием последующей оценки эффективности этих инвестиций. Все это приводит к разбазариванию государственных средств, компрометирует добросовестных исследователей и не приводит к достижению конечной цели — созданию новых технологий.

(полный текст статьи и мнения всех специалистов по данному вопросу можно посмотреть здесь).

К сожалению, сказанное Дмитрием Генриховичем во многом можно отнести к применению практически всех типов стволовых клеток, за исключением, пожалуй, гемопоэтических стволовых клеток, получаемых из костного мозга и уже традиционно применяющихся для трансплантаций. В России существует ряд проблем, приводящих, с одной стороны, к торможению правильного, в рамках Закона, развития отрасли клеточных технологий и применения продукции на их основе, а, с другой стороны, к бесконтрольному и потенциально опасному применению неотработанных методик. В основном эти проблемы касаются отсутствия правового регулирования и недостаточности нормативно-правовой базы по применению клеточных технологий. Отечественная нормативная база по клеточной и тканевой трансплантации только начинает формироваться.

Клеточные технологии в РФ

В России, несмотря на то, что многие юридические нормы пока не созданы, а биоэтические кодексы еще только разрабатываются, проводятся многочисленные экспериментальные и клинические исследования возможности использования клеточных технологий в области кардиологии, травматологии и ортопедии, а также неврологии и трансплантологии.

Как отмечают специалисты, наша страна буквально заражена использованием неконтролируемых и нелицензированных клеточных технологий для лечения любых заболеваний, а отсутствие законодательной базы позволяет проводить любые «эксперименты» на людях, которые готовы к тому же платить за это немалые деньги.

В апреле 2002 г. была подготовлена «Временная инструкция о порядке исследований в области клеточных технологий и их использовании в учреждениях здравоохранения». Согласно требованиям этой инструкции проведение всех манипуляций со стволовыми клетками разрешалось только на базе специализированных учреждений, перечень которых утверждается Минздравсоцразвития РФ. Разрешение на проведение клинических исследований определяется приказом Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития «Об организации порядка проведения государственной регистрации медицинских технологий». В соответствии с этим приказом медицинские технологии могут использоваться в широкой медицинской практике только после государственной регистрации. Кроме того, существует приказ Министерства здравоохранения «О развитии клеточной технологии в РФ». Однако на данный момент существующая нормативно-правовая база недостаточна.

Как правило, даже если деятельность в области клеточных технологий осуществляется организацией, обладающей соответствующей лицензией, имеется целый ряд организационно-правовых проблем, затрудняющих полноценное развитие такой деятельности.

Понятийный аппарат

Основной проблемой, с которой встречаются специалисты, работающие в данной отрасли, включая ученых, клиницистов и юристов, пытающихся сформировать нормативную базу клеточных технологий, является отсутствие четкого понятийного аппарата. При этом существует масса устоявшихся определений, которые формально нигде не закреплены. Это существенно осложняет разработку стандартов, необходимых для контролируемого развития отрасли и обеспечения безопасности как профессионалов, работающих в данной сфере, так и субъектов клинических испытаний.

Даже применение основополагающего понятия отрасли клеточных технологий – «стволовая клетка» – далеко не всегда употребляется в его истинном значении, и не всегда в исследованиях применяются действительно стволовые клетки. Часто используются клетки разной степени зрелости, например, фибробласты и другие «нестволовые» клетки; в некоторых методиках используются зрелые клетки взрослого организма. Таким образом, термин «незрелые» или «малодифференцированные» клетки более четко описывал бы основную часть исследований. С точки зрения широкого определения объекта клеточных технологий следовало бы, возможно, использовать понятие «клетки разных степеней зрелости».

Сегодня в России большинство работающих в отрасли клеточных технологий исследователей прибегают к определениям, приведенным в классификации, предложенной российскими учеными в статье «Терминология, используемая в практике клеточных технологий», опубликованной в журнале «Клеточная трансплантология и тканевая инженерия» (Том I, №4, 2006). В данной классификации термин «стволовая клетка» имеет очень широкую трактовку: «любая недифференцированная или малодифференцированная клетка, которая способна поддерживать собственную популяцию и продуцировать, по крайней мере, 1 тип коммитированных клеток-предшественниц». В классификации также учитываются различные виды стволовых клеток в зависимости от источника (костный мозг, жировая ткань и т.д.).

Таким образом, можно предположить, что по мере углубления исследований стволовых клеток будут сформированы более четкие их определения.

Для практического применения в здравоохранении и соответствующего нормативного регулирования следует учесть деление клеток на аутологичные (собственные клетки организма) клетки и аллогенные (клетки, получаемые из организма других людей). Аутологичные клетки получают из тканей конкретного человека и ему же затем трансплантируют, в то время как аллогенные клетки получают у совместимого донора и затем вводят реципиенту. Предположительно применение аутологичных клеток несет в себе меньше опасности по сравнению с аллогенными с точки зрения возможного развития реакции отторжения трансплантата и переноса вирусов. Соответственно степень правового регулирования, как и в большей части стран, должна быть пропорциональна риску применения конкретного клеточного продукта. В основном в странах с развитой отраслью клеточных технологий дебаты идут в области получения и использования эмбриональных стволовых клеток человека. Аутологичные стволовые клетки взрослого организма вызывают существенно меньше разногласий в обществе и протестов со стороны религиозных и общественных организаций.

Для разработки единого понятийного аппарата для отрасли клеточных технологий необходимо рассмотреть и само определение «клеточная технология».

В лицензиях, выданных биотехнологическим компаниям до 2007 г., понятие «применение клеточных технологий» входило в категорию «прочие услуги» и включало в себя такие аспекты, как забор (взятие), выделение, культивирование, транспортировка, хранение и введение (применение) клеточного материала.

Формально применение клеточной технологии – это процесс выделения, культивирования и другие технические манипуляции, связанные с созданием продукции клеточных технологий, а не с трансплантацией этих продуктов в организм человека. Следовало бы разделить понятия собственно клеточных технологий и создания клеточных технологий, и, соответственно, получить четкое разделение самих процессов создания и применения продукции (результата) клеточных технологий.

В свою очередь, применение продукции клеточных технологий является клеточной терапией. Опять же, данный термин никак не отражен в нормативно-правовых актах, касающихся отрасли клеточных технологий, при этом он используется очень широко и даже входит в название одной из кафедр Российского государственного медицинского университета (Москва).

Введение терминологии, включающей понятия «клеточные технологии», «продукция клеточных технологий», «клеточная терапия», позволило бы разделить функции и ответственность в пределах отрасли между лабораториями и лечебными учреждениями.

Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей