В спорте всегда есть место допингу

02.11.200681200

Президент Международного олимпийского комитета Жак Роге в речи на церемонии открытия ХХ зимних Олимпийских игр в Турине сказал среди прочего: «Спортсмены, вы служите примером для молодежи. Ваши достижения вдохновляют поколения. Прошу вас соревноваться в честной борьбе, не употребляйте допинг».


Допинг (от англ. dope – давать наркотики) – вещества и методы, повышающие спортивную работоспособность или способствующие форсированному развитию организма (наращивание мышечной массы и т. п.), применяемые с целью добиться искусственным и нечестным путем улучшения результатов в соревновании и вызывающие побочные эффекты в организме.


Перед началом и во время Олимпиады в Турине МОК и добровольные спонсоры – правительства США и Канады – потратили на допинг-контроль больше 18 миллионов долларов. Еще до начала олимпиады 12 спортсменов на 5 дней отстранили от соревнований из-за повышенного уровня гемоглобина. Следов допинга у них так и не нашли – может быть, действительно причина в природных особенностях спортивных организмов и тренировках в высокогорье.


Поймать на допинге удалось только двоих. Бразильского биатлониста Арманду Душ Сантуша не допустили к соревнованиям – в его анализах обнаружили анаболический стероид нандролон. А российскую биатлонистку Ольгу Пылёву после гонки на 15 километров лишили серебряной медали и вместе с врачом дисквалифицировали на 2 года за прием стимулятора. Пересказывать еще раз подробности карфедонового скандала не будем: фирма-производитель и без того получила на нем хорошую рекламу.


Для сравнения, в Афинах в 2004 году положительных проб на допинг было 26, и несколько победителей лишились «золота» через несколько часов после награждения. В Солт-Лейк-Сити в 2002 на допинге поймали семерых. В Сиднее в 2000 – 21 положительный результат.


Скандалы в Солт-Лейк-Сити


За день до начала Белой Олимпиады-2002 допинг-контроль обнаружил в крови российской лыжницы Натальи Барановой-Масалкиной повышенное содержание эритроцитов. Спортсменку отстранили от участия в соревнованиях, а за 15 минут до начала лыжной эстафетной гонки была дисквалифицирована вся женская команда России – за повторное нарушение, поскольку у Ларисы Лазутиной тоже обнаружили повышенное содержание эритроцитов.


В последний день Олимпиады представители МОК сообщили, что у Лазутиной и Ольги Даниловой, а также у испанского лыжника Йохана Мюллега (это имя у него немецкое, а гражданство – испанское) обнаружены следы дарбепоэтина – стимулятора кроветворения. Всех троих дисквалифицировали на два года. Полтора из них заняло разбирательство вместе с рассмотрением апелляций в разных инстанциях, но на этом скандал не кончился. У нарушителей остались медали, полученные до сдачи анализов: две серебряные у Лазутиной, одна золотая у Даниловой и две золотых – у Мюллега. Поэтому канадская лыжница Бекки Скотт и шестеро норвежцев, включая четырехкратного олимпийского чемпиона по биатлону Оле Эйнара Бьёрндалена, устроили демонстрацию в Арбитражном спортивном суде, требуя, чтобы россиянок и Мюлегга лишили всех медалей, полученных в Солт-Лейк-Сити. В этом случае Скотт, завоевавшая 5-километровой гонке «бронзу», могла рассчитывать на «золото». Какой профит с этого светил норвежцам, неизвестно, как и то, чем кончился второй этап дарбопоэтинового скандала. Скорее всего, ничем – закон суров, но не настолько.


На сколько порядков (!) больше олимпийцев остались непойманными – неизвестно. Известно только, что большой спорт без допингов невозможен.


Все леди делают это


На Олимпиаде в Сиднее администрация олимпийского городка по требованию испуганных горничных установила в коттеджах спортсменов специальные контейнеры для использованных шприцев. В Турине полиция во время ночных рейдов находила в номерах спортсменов шприцы, системы для переливания крови и упаковки от запрещенных препаратов. В анализах подозреваемых ничего не нашли: в ответ на совершенствование методов контроля тренеры и врачи разрабатывают все новые способы скрыть следы допинга.


А принимать допинги спортсмены начинают задолго до включения в состав олимпийской сборной. Еще в 1998 в журнале «Спорт для всех» были опубликованы результаты опроса перспективных молодых спортсменов. 80% из них заявили, что готовы пожертвовать здоровьем и даже получить инвалидность, регулярно используя допинг ради высоких спортивных результатов.


Большой спорт и без допингов – прямая дорога к инвалидности. И довольно обоснованным выглядит мнение, что к спортсменам неприменимы рассчитанные на обычных людей медицинские нормы, что список запрещенных препаратов неоправданно расширен и многое из того, что считается допингом, на самом деле позволяет спортсменам меньше навредить здоровью запредельными физическими нагрузками. К таким «голубям» относится, в частности, Сергей Португалов, признанный эксперт в области спортивной медицины, заместитель директора ВНИИ физической культуры по медицине. Правда, аргументы в пользу легализации легких наркотиков тоже довольно убедительны.


Сердце спортсмена – это не поэтический образ, а диагноз: «сердце у лиц, длительно занимающихся спортом, характеризующееся гипертрофией левого, а затем и правого желудочка, умеренной дилатацией (расширением полостей), повышенной сократительной способностью миокарда, брадикардией (пониженной частотой сокращений) в покое».


Еще одна аналогия между допингами и наркотиками – то, что все всё знают, все, кому это необходимо, употребляют, контролирующие органы время от времени кого-нибудь ловят и наказывают, а проблема тем временем растет с каждым годом.


Масштабы применения допингов в недавнем прошлом можно оценить на примере ГДР, в которой был принят секретный государственный «план 1425». В результате систематического применения допингов, в том числе особо опасных анаболических стероидов, с 1972 по 1988 годы спортсмены ГДР выиграли 384 олимпийских медали. Самый яркий из побочных результатов – то, что чемпионке Европы 1986 года по толканию ядра Хайди Кригер из-за вызванных стероидами изменений в физиологии и психологии пришлось сменить пол. Теперь он(а) – Андреас Кригер. Через много лет после объединения Германии 160 бывших подопытных чемпионов подали иск против фармацевтической компании, которая по заказу правительства ГДР производила анаболики. За подорванное здоровье каждый из истцов требует по 10 тысяч евро компенсации. Ответчик отговаривается тем, что производил препараты легально и не несет ответственности за то, как применяли его продукцию тренеры, врачи и чиновники ныне не существующих государственных и общественных организаций.


Политические системы перестали конкурировать между собой, в том числе и в спорте, но спортивные достижения – по-прежнему дело государственной важности. Поэтому невозможно опровергнуть распространенное мнение о том, что национальные антидопинговые лаборатории занимаются не только выявлением нарушителей (и часто не для того, чтобы дисквалифицировать, а чтобы погрозить пальцем: не попадись международным наблюдателям!), но и разработкой методов правильного применения и маскировки запрещенных препаратов.


А еще применение допингов стимулирует то, что большой спорт – это большие деньги. Как, впрочем, и борьба с допингом.


Семейка Адамс смотрит на тебя!


Участники древнегреческих Олимпиад считали, что семена кунжута повышают выносливость в беге, а борцу перед схваткой просто необходимо съесть фунтов десять ягнятины. И вино со стрихнином они, по слухам, использовали как общеукрепляющее (в список допингов стрихнин входит и сейчас, а в 1978 году от его передозировки прямо на трассе скончался советский велосипедист Григорий Радченко).


Первые более-менее достоверные данные о применении спортсменами наркотиков и других «неспортивных» препаратов относятся ко второй половине XIX века. Но войну допингам МОК объявил только в после того, как спортсмены из-за стимуляторов начали регулярно гибнуть прямо на дистанции. Первый такой случай зафиксирован в 1960 году, когда амфетамины унесли жизни велосипедистов Кнуда Йенсена и Дика Ховарда (правда, причину смерти установили постфактум и по косвенным признакам). Последней каплей оказалась смерть английского велосипедиста Томми Симпсона – он умер во время велосипедного марафона Tour de France 1967 года. В 1968 на зимней Олимпиаде в Гренобле и летней – в Мехико работал спешно налаженный допинг-контроль. В Мехико даже выявили одного нарушителя: некий пятиборец вышел на старт настолько пьяным, что и анализов не понадобилось.


До конца прошлого века борьба с допингами шла не очень успешно – скандалов хватало, но раскрываемость оставляла желать лучшего. Правда, и число анализов было небольшим, и методы выявления допингов совершенствовались медленно, и деньги на это нужны огромные…


В ноябре 1999 по совместной добровольно-принудительной инициативе спортивных организаций и правительств было создано Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) с годовым бюджетом более 20 миллионов долларов. Основная его задача – координация борьбы с допингом на всех уровнях. Изрядную часть своих доходов ВАДА тратит на поддержку исследований по разработке баз данных и методов выявления допингов, особенно новых – рекомбинантных гормонов и генных технологий. Остальное уходит на разработку Всемирного антидопингового кодекса, Международной антидопинговой конвенции, правил проведения антидопингового контроля, информационных и методических материалов для всех, кого это касается, аккредитацию национальных антидопинговых центров и лабораторий и прочую бюрократию.


И зверье, как братьев наших меньших…


В соответствии с требованиями ВАДА, международные федерации всех видов спорта, в которых участвуют животные, «должны разработать и утвердить правила, в целом соответствующие правилам, предусмотренным Статьями 1, 2, 3, 9, 10, 11, 13 и 17 Кодекса».


В конном спорте проблемой допинга занялись намного раньше, чем в человеческом. Барышников, уличенных в надувании лошадей через соломинку и других цыганских хитростях, спокон веку дисквалифицировали как по закону, так и подручными средствами. Джентльмен, конюх или жокей которого перед скачкой напоил лошадь бренди (а также кофе, валерьянкой и другими старинными народными средствами), мог навсегда вылететь из клуба вместе со всей своей конюшней. Правила для лошадей, пожалуй, даже жестче, чем для людей: например, бессловесным тварям запрещено местное обезболивание.


Первый антидопинговый контроль в конном спорте был проведен в 1974 году на Чемпионате Европы в Киеве, и время от времени в крови лошадей находят то анаболические стероиды, то успокоительные средства, то стимуляторы...


В 2004 Королевская ассоциация голубиных гонок Британии отправила организаторам птичьих состязаний оборудование для проведения допинг-тестов – владельцы спортивных голубей тоже накачивают своих питомцев гормонами и другими допингами. А есть ведь еще собачьи бега и петушиные и собачьи бои, в которых тоже крутятся немалые деньги. Что там творится – представить страшно.


Если раньше допинг-контроль проходили только высококвалифицированные спортсмены и только во время ответственных международных и внутренних соревнований, то сейчас контролеры имеют право проверять любого человека, официально имеющего отношение к спорту, в любое время и в любом месте.


В 2005 году ВАДА объявило о создании глобальной базы данных ADAMS (Антидопинговая администрация и менеджмент в спорте). В ней на каждого профессионального спортсмена будет заведено досье, в которое вносятся не только результаты тестов на допинг, но и информация буквально о каждой принятой (только с разрешения Компетентных Органов!) таблетке серьезнее аспирина. В этих же досье должны храниться все данные о здоровье спортсменов и изменениях основных физиологических показателей. Шаг вправо, шаг влево считаются за побег: спортсмены, тренеры и врачи в числе прочих требований обязаны информировать антидопинговые организации о своем местонахождении. А под статью (со всеми вытекающими последствиями, от предупреждения до полугода или двух лет и пожизненной дисквалификации для рецидивистов) можно попасть даже за найденные в кармане тренера медикаменты, содержащие запрещенные вещества и не оформленные письменным разрешением.


Из русско(косно)язычной версии Всемирного антидопингового кодекса


СТАТЬЯ 2. НЕВЫПОЛНЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ


… 2.4 Нарушения существующих требований относительно доступности спортсмена для взятия у него проб во время внесоревновательного периода, включая непредоставление информации о местонахождении спортсмена и пропуски очередных тестирований (проверок)... Данная статья… требует от спортсменов постоянное предоставление информации об их местонахождении для проведения тестирований во внесоревновательный период для упредительного контроля.


… 2.6.2 Обладание персоналом спортсмена субстанцией, в любое время, в любом месте, запрещенной во внесоревновательных тестированиях или запрещенным методом, за исключением тех случаев, когда данные субстанции необходимы персоналу спортсмена для терапевтического использования, и у него есть на это разрешение, выданное в соответствии со Статьей 4.4 (Терапевтическое использование) или другая уважительная причина.


«Паспорт крови» – еще одна разработка ВАДА, направленная в первую очередь на выявление эритропоэтина и его аналогов. С ее помощью по 30 различным показателям формируется единый компьютерный гематологический профиль каждого спортсмена, для начала – в тех видах спорта, где необходима выносливость. К внедрению и доработке программы паспортизации крови присоединились уже 10 стран, в том числе Швеция, Норвегия, США, Канада и Германия. Российское антидопинговое агентство эту инициативу одобряет, но внедрить ее собирается после окончательной доработки всех медицинских и юридических аспектов. Зато Россия одной из первых объявила о создании генного банка – но об этом позже, когда мы дойдем до генного допинга.


Закон суров


В антидопинговом законодательстве, в отличие от уголовного, действует презумпция виновности. Незнание состава препарата (этим, среди прочих путаных показаний, отговаривалась Пылёва) не освобождает спортсмена от ответственности, а для его врача служит отягчающим обстоятельством. Три с лишним сотни запрещенных действующих веществ могут входить в тысячи разных лекарств под десятками тысяч торговых названий – так и не суй в рот что попало. И даже в тех редких случаях, когда нарушителей действительно подставили, исключений не делают. Например, в 2002 году российских «художниц» Алину Кабаеву и Ирину Чащину дисквалифицировали на два года и лишили медалей, завоеванных на Играх доброй воли и на чемпионате мира 2001 года, из-за обнаруженного в их пробах мочегонного препарата фуросемида. Хотя Российской федерации по художественной гимнастике удалось доказать, что «химию» в сбор мочегонных трав подсыпали производители поддельной биологически активной добавки. Да и запрещать гимнасткам диуретики – явный перегиб: допинги, которые можно маскировать таким способом, им принимать не нужно и даже опасно, а как средство для нечестной победы за счет снижения веса мочегонные годятся в тяжелой атлетике или борьбе, но не в гимнастике. Может быть, поэтому Международная федерация гимнастики обошлась с «нарушительницами» достаточно мягко: второй год им дали условно, разрешив участвовать в соревнованиях под особо бдительным надзором.


Липовые травки


Даже в тех биологически активных добавках, которые продают в аптеках для простых смертных, санэпиднадзор постоянно обнаруживает что-нибудь лишнее – от кишечной палочки с немытых рук до стимуляторов, входящих в список наркотических веществ. А производители специальных добавок для спортсменов подсыпают в них сильнодействующие допинги настолько часто, что это скорее правило, чем исключение. В 2001 специальная лаборатория при высшей спортивной школе Кельна обнаружила незаявленные производителями компоненты, входящие в список допингов, в каждой пятой из 600 наиболее распространенных спортивных БАДов. В 2002 в каждой седьмой добавке (94 из 634 исследованных) нашли анаболические стероиды. Поводом для этого исследования послужил, в частности, положительный результат допинг-контроля немецкого футболиста Мануэля Корнелиуса. Он получил от своего спортивного общества приобретенные в аптеке таблетки разрешенного стимулятора креатина – органической кислоты, входящей в состав фосфокреатина, запасного энергетического вещества в клетках мышц и мозга. Про то, что в эти таблетки добавлен еще и анаболик норандростендион, не знал никто, кроме фирмы-изготовителя. Спортивный суд Немецкого футбольного союза постановил считать Корнелиуса невиновным.


Федерации футбола, хоккея и других хлебных и зрелищных видов спорта к допингам относятся терпимее, чем МОК – излишняя строгость там обойдется во всех смыслах слишком дорого. В результате только в Европе и только среди юниоров за 2001–2003 годы умерли 70 футболистов 14–18 лет. В России последний скандал случился в 2003 году, когда у Егора Титова из московского «Спартака» нашли следы стимулятора бромантана. Футболиста дисквалифицировали на год. А весной 2005 года бывшие «красно-белые» Максим Деменко и Владислав Ващук признали, что стимуляторы им давали врачи команды.


Метательнице копья Каролин Соболь, которая принимала такие же таблетки, повезло меньше: Немецкий союз легкой атлетики вынес ей оправдательный приговор, но Международный союз легкой атлетики дисквалифицировал ее на два года, исходя из принципа «попался – ответишь». Против производителей и тем более фальсификаторов БАДов ВАДА бессильно и может только регулярно рассылать спортсменам циркуляры с рекомендациями остерегаться добавок.


А самая курьезная история с нечаянным приемом запрещенного препарата, по слухам, произошла в конце 1980-х в Колумбии: у приезжавших туда футболистов стали регулярно находить в моче следы кокаина. Дело обошлось без санкций: оказалось, что в местных ресторанах в чай по народному обычаю добавляют листья коки.


Антидопинговые законы, в отличие от «настоящих», имеют обратную силу. Оставшиеся после анализов пробы мочи и крови в антидопинговых лабораториях часто оставляют на хранение – для исследовательских целей и вообще на всякий случай. Если с помощью нового метода в старой пробе будет обнаружен допинг, спортсмена должны дисквалифицировать и лишить наград, полученных во время забора анализа. Правда, пока этого не случалось.


Реабилитация в связи с отменой драконовских законов не применяется. Не один десяток спортсменов лишились медалей, в том числе и олимпийских, из-за кофеина. При очередном пересмотре, в конце 2004, его вычеркнули из «запрещенного списка», но все наложенные за кофеин санкции остались в силе.


В законах ВАДА действует принцип коллективной ответственности. Из-за одного нарушителя могут «дисквалифицировать» целую страну. Во время афинской Олимпиады у допинг-контролеров вызвали смутные сомнения результаты анализов венгерского метателя молота Адриана Аннуша. От повторного контроля Аннуш уклонился – наверное, неспроста. За отказ от контроля автоматически дают два года с конфискацией, но возвращать золотую медаль Аннуш поначалу отказался. Правда, передумал очень скоро: МОК пригрозил за такое неподчинение правилам исключить из своих рядов всю Венгрию в полном составе.


Летом 2006 ВАДА поймала двух членов мужской олимпийской сборной России по тяжелой атлетике, Дмитрия Берестова и Евгения Писарева, на употреблении мочегонного препарата хлорталидона. Скрывали они им прием собственно допингов или просто сгоняли вес, неизвестно, но обоих дисквалифицировали на 2 года. И это не самое страшное: еще один прокол, и «за регулярные и систематические нарушения» будут дисквалифицированы на 2 года и не поедут на Олимпиаду-2008 в Пекине и мужская, и женская сборные российских тяжелоатлетов. Женская – потому, что одновременно дискоболку Наталью Садову второй раз (значит, регулярно и систематически) поймали на применении допинга, на этот раз – любимого многими «метана», анаболического стероида метандростенолона (в пушном звероводстве и в спорте он популярен примерно одинаково). Самое обидное, что в первый раз, в 2001, Садову лишили титула чемпионки мира за кофеин. Теперь его из «запрещенного списка» вычеркнули, но обратного хода делу в таких случаях не дают.


В России 13 основных анаболиков приравнены к наркотикам, и теоретически за их распространение можно сесть в тюрьму. В Италии перевозка и распространение любых допингов приравнены к торговле наркотиками, а их применение – к мошенничеству (разумеется, только применительно к спорту: те же вещества в обычной медицине – по определению не допинг). Правда, даже там в тюрьму за допинг никто пока не сел – было всего три или четыре случая крупных денежных штрафов. Во Франции для повышения эффективности борьбы с допингом были внесены изменения в одиннадцать федеральных законов. При президенте США есть специальная комиссия, которая занимается исключительно борьбой с допингом. Она объявила на территории Соединенных Штатов программу «нулевой терпимости допинга» и получила на свою борьбу кучу денег. В 2003 Федерация легкой атлетики США утвердила решение о пожизненной дисквалификации спортсменов, впервые уличенных в применении допинга – даже представители ВАДА и его президент канадец Ричард Паунд сочли это слишком крутыми мерами.


Но суровость наказания не очень помогает снижению преступности. Даже в те времена, когда карманников казнили на площадях, их коллеги в толпе продолжали заниматься своим опасным ремеслом.


О том, какие допинги, с какой целью и с какими последствиями принимают спортсмены, читайте в следующей статье – «Допинги: список на восемь листов».


Александр Чубенко
интернет-журнал «Коммерческая биотехнология» http://www.cbio.ru


Журнальная версия статьи опубликована в «Популярной механике» № 10-2006



Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей