Отказ от генетически модифицированных продуктов – это преступление

27.11.200663180

В конце 90-х годов по всему миру прокатилась волна отказов крупных компаний, производящих продукты питания и напитки, от использования ингредиентов, полученных в результате переработки генетически модифицированного растительного сырья. Причиной этого послужили резкие выступления ксеногенофобов, призывающих к полному отказу от генетически модифицированных продуктов.



В число гигантов продовольственного бизнеса, полностью или частично внявших их истерическим требованиям, входят король фаст-фуда McDonald's (Чикаго), производители продуктов питания Gerber (Фремонт, Мичиган) и Heinz (Питсбург, Пенсильвания), снеков Frito-Lay (Атланта), а также пивоваренные предприятия, в том числе Kirin (Шинкава, Япония) и Carlsberg (Валби, Дания). (О том, чем нас травят в ресторанах фаст-фуда, см. в статье «Правда о McDonald’s».)

В качестве обоснования этих действий выносились следующие лозунги: «защита интересов акционеров», «обеспечение безопасности людей», «охрана окружающей среды». По иронии судьбы, старания компаний избежать открытого обсуждения абсурдных обвинений и домыслов анти-биотехнологических активистов подвергли их заслуженному юридическому прессингу.

Ядовитая пища

Ежегодно огромное количество фасованных продуктов питания отзывается с американского рынка из-за присутствия в них нежелательных компонентов натурального происхождения: фрагментов мертвых насекомых, токсичных грибков, бактерий и вирусов.

Один из последних скандалов, со шпинатом, зараженным патогенным штаммом кишечной палочки Escherichia coli O157:H7, произошел в США осенью 2006. 75 человек из 150 пострадавших в 23 штатах были госпитализированы (20 из них – с синдромом гемолитической уремии), одна пожилая женщина скончалась, и связь еще двух смертей с этим шпинатом осталась формально не доказанной. О том, что смертоносный шпинат был произведен фирмой, специализирующейся на «здоровом натуральном» питании и источником инфекции, скорее всего, послужил чистый натуральный компост, пресса умолчала. Зато когда незадолго до этого в партиях риса была обнаружена примесь (теперь уже разрешенного) устойчивого к гербицидам риса, об этом писали не меньше, чем об очередном массовом отравлении.

В течение столетий виновниками массовых пищевых отравлений нередко являлись микотоксины, такие как эрготамин спорыньи (Claviceps purpurea) и фумонизин плесени Fusarium spp., накапливающиеся в необработанном зерне при его грибковом заражении и нарушении условий хранения. Этот процесс усугубляется при повреждении зерна насекомыми-вредителями, нарушающими целостность кутикулы и эпидермиса растений, что способствует внедрению патогенных микроорганизмов.

Фумонизин и некоторые другие микотоксины ядовиты и могут приводить к гибели скота и развитию рака пищевода у человека. Фумонизин также нарушает поступление в клетку фолиевой кислоты, предотвращающей развитие дефектов нервной системы.

Регулирующие ведомства, такие как Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) и Британское агентство безопасности продуктов питания (FSA), осведомлены об опасности микотоксинов и установили допустимый максимум содержания фумонизина в изготавливаемых на основе зерна продуктах питания и кормах. В 2003 году Британское агентство безопасности продуктов питания протестировало шесть образцов продуктов из «органической» кукурузной муки и 20 образцов обычных кукурузных продуктов на предмет содержания фумонизина. В отличие от обычной кукурузной муки, во всех «органических» образцах уровень фумонизина был повышен и превышал допустимые нормы в 9-40 раз.

Роль биотехнологии

Зараженное микотоксинами зерно выбрасывают, что в некоторых случаях приводит к значительным экономическим потерям, избежать которых можно с помощью современного биотехнологического подхода – метода рекомбинантных ДНК.

Показательным примером являются сорта кукурузы, в геном которых с помощью генной инженерии встроен ген, кодирующий натуральный токсин бактерий B.thuringiensis. Этот токсин смертелен для насекомых-вредителей, но абсолютно безопасен для птиц, рыб и млекопитающих, в том числе человека. То, что Bt-кукуруза не привлекает насекомых, снижает вероятный уровень ее заражения фумонизином на 80% по сравнению с зерном обычных сортов.

Таким образом, существует масса предпосылок (юридических, коммерческих и этических) для активного внедрения в сельское хозяйство генетически модифицированных сортов зерновых культур. Однако, несмотря на это, активистам удалось развернуть громкую непрекращающуюся кампанию, направленную на запрещение использования генетически модифицированных культур, несмотря на их очевидные преимущества: снижение количества применяемых пестицидов, и, соответственно, их попадания в сточные и грунтовые воды; уменьшение эрозии почв; повышение доходности земледелия и снижение уровня зараженности грибковыми токсинами. Правительственный контроль также оказал негативное влияние, так как чрезмерно жесткие ограничения существенно повышают стоимость разработки и тестирования трансгенных растений, а также ограничивают использование и распространение биотехнологических продуктов.

В результате в опасности находятся все, кто имеет отношение к производству и потреблению пищевой продукции: потребители подвергаются часто невыявляемому риску для здоровья, которого легко можно избежать, а производители продуктов находятся под угрозой возбуждения уголовных дел.

Детская пища для размышлений

В 1999 году под давлением активистов компания Gerber объявила о прекращении использования генетически модифицированных продуктов при производстве детского питания. Кроме того, компания объявила о смещении приоритетов в сторону использования «органического» сырья, при выращивании которого не применяются искусственные пестициды и удобрения.

Мало того что, по сравнению с обычными сортами, генетически модифицированная кукуруза содержит меньше фумонизина. «Органическое» сырье, из-за неэффективности «натуральных» методов борьбы с насекомыми-паразитами, содержит повышенные его уровни. Поэтому, если у ребенка, вскормленного продукцией Gerber, разовьется рак пищевода или дефект спинного мозга (например, spina bifida – неполное закрытие позвоночного канала), его родители будут иметь полное право возбудить против компании уголовное дело. Адвокат истца скорее всего выиграет дело, так как способность микотоксинов вызывать рак и дефекты спинного мозга доказана, так же, как и повышенные уровни их содержания в «органической» кукурузе.

Гипоаллергенная пища

Каким бы ни был риск токсических или канцерогенных эффектов фумонизина, содержащегося в «органической» кукурузе (в развитых странах, возможно, не в таких уж и больших количествах), более высокая вероятность возбуждения юридической ответственности связана с аллергенностью пищевых продуктов.

В среднем 6-8% детей и 1-2% взрослых страдают аллергией на тот или иной продукт. В США ежегодно 150 человек погибает от анафилактического шока, вызванного пищевыми аллергенами.

Биотехнологические методы позволяют создавать сорта пищевых культур, в которых гены, кодирующие аллергенные белки, блокированы или удалены. Появление таких культур на рынке, которое, согласно утверждениям специалистов, уже не за горами, подвергнет отказывающиеся от их использования компании риску возбуждения уголовной ответственности.

Материальный ущерб и риск для здоровья

Выращивание картофеля является крупным бизнесом благодаря огромному потреблению картошки-фри многочисленными посетителями ресторанов быстрого питания. Однако вырастить хороший картофель непросто из-за трудности борьбы с огромным количеством питающихся им паразитов, таких как колорадский жук, тля, нематоды, картофельная гниль и другие.

Для борьбы с вредителями на картофельных полях ежегодно распыляется огромное количество фунгицидов, пестицидов и фумигантов. Хотя некоторые из этих химикатов токсичны и могут причинить вред работникам, отказ от них ставит под угрозу эффективность и доходность картофельной индустрии.

Рассмотрим один пример. Большинство производителей картофеля используют для уничтожения насекомых метамидофос – фосфорорганическое соединение, токсичное для нервной системы. Хотя метамидофос одобрен Управлением по охране окружающей среды США, в настоящее время рекомендации по применению фосфорорганических инсектицидов пересматриваются и, возможно, их использование будет запрещено или сильно ограничено. В качестве альтернативы компания Monsanto создала сорт картофеля NewLeaf, растения которого содержат бактериальный ген Bt-токсина, делающий их несъедобными для колорадского жука. Добавление в геном еще двух генов, ORF-1 и ORF-2, привело к появлению сорта NewLeaf-Plus, устойчивого также и к переносимому тлями картофельному вирусу. В 1998 году NewLeaf-Plus получил официальное одобрение для использования в пищу и на корм животным.

В течение пяти лет фермеры наслаждались экономическими, экологическими и другими выгодами культивирования картофеля NewLeaf-Plus, однако под давлением активистов-антибиотехнологов McDonald's, Burger King и другие сети ресторанов объявили поставщикам картофеля об отказе использовать генетически модифицированное сырье. Несмотря на все очевидные достоинства, картофель NewLeaf-Plus превратился в своего рода «отравленную пилюлю» и перестал выращиваться в коммерческих масштабах.

А теперь представьте, что фермер, вынужденный выращивать обычные сорта картофеля, обрабатывает свои плантации метамидофосом, который отравляет работников фермы и загрязняет воду близлежащей реки. В результате в реке массово гибнет рыба, а работники попадают в больницу с жалобами на неврологические симптомы.

Описанная картина не так уж далека от реальности, так как случаи гибели рыбы и отравления сельскохозяйственных работников пестицидами происходят довольно регулярно во многих странах. В подобной ситуации государственные органы экологического контроля могут потребовать взыскания убытков в гражданском порядке, в том числе возмещение стоимости погибшей рыбы, а адвокаты пострадавших рабочих вполне могут добиться выплаты крупных компенсаций за нанесенный здоровью ущерб.

Юридически ответственность за весь нанесенный ущерб несут производители продуктов питания и рестораны быстрого питания, являющиеся конечным потребителем картофеля. Это объясняется тем, что в течение нескольких предшествующих лет фермер выращивал Bt-картофель, сознательно отдавая ему предпочтение, а переход на культивирование традиционных сортов был вынужденной мерой, принятой в ответ на требования производителей конечной продукции.

Гиганты пищевой промышленности, берегитесь!

Таким образом, получается, что компании, настаивающие на выращивании сортов, культивирование и употребление которых заведомо чревато нанесением ущерба здоровью людей и окружающей среде, в случае возникновения спорных ситуаций несут юридическую ответственность. Если же им удастся избежать юридической ответственности, эти компании виновны, по меньшей мере, в перекладывании затрат на поддержание экологической стабильности на фермеров и общество в целом.

Евгения Рябцева
Интернет-журнал «Коммерческая биотехнология» http://www.cbio.ru/ по материалам Nature.

Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей