Нашествие VIP

13.06.200629520
В Российской академии наук состоялось Общее собрание. Самое скандальное за последние годы. Президент РАН прочитал доклад о достижениях и упущениях, но этот традиционный пункт повестки брожения в умах не вызвал.

Не особо волновало академиков даже предстоящее 20-процентное сокращение институтов, на фоне которого обещано повышение зарплаты до 30 тыс. рублей. Шекспировские страсти кипели по другому направлению: выборы новых академиков и членов-корреспондентов, список которых последний раз пополнялся три года назад. На этот раз в списке претендентов было как никогда много тузов всех мастей – депутаты, министры, крупные функционеры и просто банкиры.

Академик Спартак Беляев, придав своему голосу детски невинный тон, спросил: «В списке кандидатов Владимир Шульц из ФСБ. Ни я, ни мои коллеги этого ученого никогда не видели, трудов не читали. В справке, которую нам раздали, написано, что Шульц внес вклад в анализ методов объяснения и понимания, соотношения субъекта и объекта познания. Мне кажется, этой информации недостаточно, чтобы мы могли голосовать за кандидата». Президент РАН Юрий Осипов, старательно избегая названия структуры, которую представляет кандидат, стал разъяснять, что у Владимира Шульца заслуги перед наукой и отечеством очень высоки и неоспоримы. Зал слушал упоенно, и каждый держал фигу в кармане. Все знали, что генерал Владимир Шульц – куратор академии от структуры, которую лучше не называть, и занимает должность заместителя президента, которой в уставе РАН вообще-то нет.

Между тем, при всей загадочности фигуры специалиста по объяснению и пониманию Владимира Шульца, он был, пожалуй, одним из немногих действительно приличных кандидатов из длинного перечня чиновников, бизнесменов, политиков, которые в этом году шеренгами устремились в ряды бессмертных. Профессор Шульц был ректором Академии ФСБ, а сейчас возглавляет докторский диссертационный совет. Шульц держался за место в «большой» академии до последнего этапа – его провалило лишь Общее собрание.

На общем голосовании академики прокатили и вице-губернатора Ленинградской области Григория Дваса, представленного как главного творца экономического чуда в этом регионе, который, дескать, развивается почти как Китай. А также ректора Академии госслужбы, бывшего завотделом агитации и пропаганды ЦК ВЛКСМ, бывшего министра культуры Владимира Егорова. Последнего, предчувствуя недоброе, защищал лично Евгений Примаков, к которому академики относятся с большим пиететом: в министры своего кабинета Примаков взял Егорова исключительно по той причине, что тот уже тогда был хорошим ученым.

Сейчас уже ясно: все претенденты, которые имели отношение к российской чиновной элите, попытавшейся штурмом взять академию, были обречены. Но поначалу так не казалось. На приступ пошли министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, председатель Счетной палаты Сергей Степашин, вице-спикер Думы Сергей Бабурин, депутаты Андрей Кокошин и Геннадий Семигин, видный московский чиновник Владимир Систер и питерский Григорий Двас, генерал ФСБ Владимир Шульц, банкиры Гарегин Тосунян, Владимир Мартыненко, Михаил Ершов, бывшие министры Анатолий Дьяков, Саламбек Хаджиев, Владимир Егоров, Вячеслав Кузнецов, отвечавший когда-то за безопасность в «Газпроме»... Из всего длинного списка в академики прошел только политолог Андрей Кокошин, который ходил в членах-корреспондентах почти 20 лет и которого регулярно проваливали на Общем собрании представители точных наук, вменявшие ему в вину развал ВПК в бытность его заместителем министра обороны. Но все же Андрей Кокошин – настоящий ученый, еще до политических разборок он был заместителем директора Института США и Канады, а сейчас возглавляет факультет и кафедру в МГУ.

Зачем бонзы стремятся в академики? Причин несколько, одна другой важнее. Из тщеславия, поскольку так уж заведено, что в нашей стране упоенно взирают на чины и звания. Вопросы в России легче решаются, когда ты регалиями увешан. Отсюда попутный вывод: выборы в академию – утешительный заезд, в нем участвуют также те VIP, кто чувствует уже мертвящее дыхание опалы. И еще: от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Академический титул – это подстраховка в непредсказуемых российских реалиях, ведь даже ужасному Сахарову досталось не по полной, потому что он был академиком. К тому же никакое кресло не вечно, а академику лишь за звание платят 20 тыс. рублей. В науке денег, быть может, и немного, но в верхних слоях научной атмосферы их достаточно. Всякие лекции, консультации и поездки академику оплачиваются по повышенному тарифу. Кроме того, не секрет, что банкиры, директора и ректоры устраивают на непыльные ставки в свои учреждения тех, кому выпадает честь проголосовать за них на выборах.

Почти вся эта компания устремилась в отделение общественных наук, которое еще с советских времен являлось любимым пристанищем для партийных функционеров. Но все же тогда аппетиты были куда скромнее. В демократические времена развернулся просто карнавал, который с каждыми выборами, после того как в 1991 году в академию проникли бойцы первого VIP-призыва – Борис Березовский, Руслан Хасбулатов, Николай Малышев, становится все более буйным. Но на этот раз пружина долготерпения лопнула. А может, ученые еще чем недовольны так, что отомстили элите как могли. Почти все кандидаты оказались посрамлены и выброшены из списков уже на первом этапе выборов. Особняком стоит поступок главы Счетной палаты Сергея Степашина, который снял свою кандидатуру, хотя именно он прошел выборы по секции. Молва утверждает, что в академии к Степашину относятся с благодарной любезностью после положительных результатов недавней финансовой проверки. Теперь поступок Степашина преподносится как образец нравственного выбора. Просто подвиг Степашина. Хотя он просто нормально поступил. Чего не скажешь о его коллегах по чиновничьему сословию.

Однако же говорить о том, что академия нравственно очистилась, было бы верхом наивности. Академия плетет интриги, перед которыми блекнет мадридский двор, но не желает допускать за свой порог представителей других социальных видов и пород. Ушедшие по возрасту с директорских постов бывалые академики Осипьян, Гапонов-Грехов, Боярчук, которые по многу лет занимали кресла в президиуме РАН, успешно лоббировали избрание новых директоров своих институтов, что обеспечит им спокойную старость. Прошли выборы и совсем молодые сыновья уважаемых академиков Георгиева и Кагана. Но не менее часто идет борьба против неугодной кандидатуры. Жорес Алферов сделал все, чтобы провалить молодого директора питерского Физтеха Андрея Забродского, вступившего в хозяйственные споры с всесильным нобелевским лауреатом. Дошло до того, что четыре питерских академика написали письмо президенту РАН с требованием приструнить Алферова, который разрушает родной институт в угоду личным интересам.

Стоит ли говорить, что научные заслуги на выборах в академию отходят на второй план. Идет борьба клановых интересов, при дефиците мест достойными кандидатурами жертвуют ради угодных тому, с кем вступил в соглашение. В результате сошли с дистанции многие прекрасные, но не сумевшие заручиться административным ресурсом ученые, о которых специалисты говорят с глубоким уважением. Среди них биологи Константин Скрябин и Александр Макаров, физики Михаил Ковальчук и Георгий Рыкованов, демограф Валерий Тишков, экономист Владимир Мау. Парадокс в том, что институты, которые возглавляют эти ученые, считаются в академии лучшими. Но общий недостаток отвергнутых кандидатов – их независимость и молодость, что составляет угрозу спокойному существованию руководства академии. Характерный пример: после утонченных интриг на место, специально выделенное амбициозному и талантливому Константину Скрябину, выбрали престарелого академика, который продолжал работы Лысенко и был приятелем Брежнева еще в Молдавии. Какой толк от этого науке? Никакого, но академии это на пользу.

И как было не выбрать в академики Константина Солнцева, который считается завхозом академии, ведет ее финансовые дела. Как не выбрать Владислава Хомича, председателя Российского фонда фундаментальных исследований, который распределяет среди ученых гранты, позволяющие им сводить концы с концами. Заодно прошел в члены-корреспонденты и зампред РФФИ Андрей Ярославцев. Академик Евгений Велихов, который после избрания председателем Общественной палаты обрел отчаянную смелость и принципиальность, вопрошал: пусть РФФИ хорошо работает, но какие научные заслуги у Хомича, что особенного он сделал в энергетике? Ничего не сделал, это следовало из всех разъяснений. Но гранты перевешивают.

Перед выборами в Российской академии наук числилось 1164 человека – 467 академиков и 697 членов-корреспондентов. На прошедших выборах избрано 150 ученых – 49 академиков и 101 член-корреспондент. Отделение общественных наук потеряло 8 мест, поскольку достойных кандидатов, как видно, не нашлось. Академия продолжает катастрофически стареть. В отделении физики, на котором традиционно стоит академия, до выборов из полусотни академиков лишь трое не дотягивали до 70 лет.

Все чаще сами ученые задают вопрос: зачем стране нужна такая академия? Наука стране нужна – как ни относись к политическому курсу, в последние годы науке уделяется все больше внимания, денег год от года на исследования, на внедрение и инновации казна выделяет более щедро. Наука может и должна обеспечить конкурентоспособность страны, но единственное, кажется, дело, которому отдаются в академии с упоением, – это выборы тех, кто не угрожает ее спокойному существованию.

По абсолютным цифрам Академия наук является крупнейшей научной организацией в мире.

В систему РАН входит 451 научное учреждение с численностью сотрудников 115,4 тыс. человек, в том числе научного персонала 56 тыс. человек, не считая аспирантов. Бюджетное финансирование составляет около 20 млрд. рублей и должно год от года заметно возрастать. Переполох и возмущение вызвало в академии недавнее исследование, которое показало, что до 60% научных работников составляют «кадровый балласт», в гуманитарной области он доходит до 90%, а в естественных дисциплинах – до 53%. Хотя 75% неэффективных ученых считают себя очень эффективными. Выявлено также, что научное сообщество представляет собой потенциально протестный электорат, где резко снижена доля голосующих за «Единую Россию» и за Путина, который хоть и остается лидером, но чувствует за спиной горячее дыхание члена-корреспондента Сергея Глазьева, ведь тот предусмотрительно и уже давно не идет в академики.

Сергей Лесков, «Известия» – специально для [url=www.profile.ru]«Профиля».[/url]

Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей