Физика – настоящая и ненастоящая

20.03.200630500
Оригинал статьи находится на сайте:
N-T.org –
электронная библиотека "Наука и техника"

Чем эта статья отличается от других статей по физике


Другие статьи посвящены вопросам, которые лежат внутри физики. Что такое
масса, что гласит закон Ома, как работает ускоритель – это внутренние вопросы
физики. Но как только мы задаем вопрос о физике в целом или о взаимодействии
физики с остальным миром, нам приходится выходить за ее пределы. Чтобы
посмотреть на нее снаружи, чтобы увидеть ее именно «в целом». И сейчас мы это
сделаем.


Как устроена и работает физика


Представьте себе, что ваша цель – строить мосты. Что нужно делать? Добывать
железную руду, выплавлять сталь, изготавливать гвозди, валить лес, пилить
бревна, забивать сваи, класть настил и так далее. Учиться делать расчеты мостов,
причем учиться самим и учить других – и считать, и строить. Неплохо обменяться
опытом с другими строителями мостов, можно начать издавать журнал «Через реку»
или газету «Наша свая». Важно вот что – это процесс, и на каждом шаге мы можем
сказать, что именно сделать; гвоздь можно пощупать, на забитую сваю можно сесть
и поудить рыбку. Результаты расчета мостов можно сравнить и проверить, построить
макет моста и испытать его. Кроме того, в ходе всей этой деятельности возникает
навык, умение, технология строительства и специальный язык описания мостов.
Строители употребляют свои, понятные только им термины – консоль, кессон, эпюра
и т.д.


Примерно так работает и физика. Те, кто ею занимаются, создают ускорители,
микроскопы, телескопы и множество других приборов, пишут и решают уравнения,
которые описывают связь различных параметров нашего мира (например, связь
давления, температуры и скорости ветра в атмосфере). Как и строители мостов,
физики создают свой язык и систему обучения будущих физиков. Накапливается опыт
решения задач, возникает технология познания.


Все это не падает с дерева само, как мифическое яблоко. Приборы дорого стоят
и не всегда хорошо работают, не все удается понять, не все уравнения удается
решить, а часто неясно, как их записать, не все ученики хорошо учатся и т.д. Но
в итоге понимание мира улучшается – т.е. сегодня мы знаем больше, чем вчера. А
поскольку мы знаем из книг, что позавчера знали еще меньше, то делаем вывод –
что завтра будем знать еще больше.


Это и есть физика – познанный мир, процесс познания мира, процесс создания
технологии познания, описание мира на специальном «физическом языке». Этот язык
частично пересекается с обычным языком. Слова «вес», «скорость», «объем» и т.п.
есть и в физическом языке, и в обычном. Многие слова существуют только в
физическом языке (экситон, гравитационная волна, тензор и т.д.). Слова обычного
языка и слова физического языка можно различить: вы можете любому человеку
объяснить – так, что он скажет «понял» – что такое вес и скорость, но не удастся
объяснить почти никому, что такое «тензор». Кстати, профессиональные языки
пересекаются: например, слово «тензор» имеется и в языке строителей мостов.


Как физика связана с обществом


Физика, равно как и строительство мостов, связана с окружающим миром. Первая
связь – быть физиком (как и строителем) приятно. Человек выжил потому, что
узнавал новое и делал новое. У мамонтов была теплее шерсть, саблезубые тигры
лучше прыгали, но в финал вышел двуногий. Поэтому в человеке заложены – как
приспособительный признак, как поддержка правильного способа действий,
улучшающего выживание – радость узнавания и радость творчества. Так же, как и
радость любви или дружбы.


Вторая связь между физикой и обществом – быть физиком (как и стороителем
мостов) престижно. Общество уважает тех, кто делает полезное для него. Уважение
проявляется в зарплате, в чинах и орденах, восхищении подруг и друзей. Степень
этого уважения и его формы на разных этапах развития общества могут быть,
конечно, разными. И они зависят от общего состояния данного общества – в стране,
которая ведет много войн, уважают военных, в стране, которая развивает науку –
ученых, в стране, которая строит – строителей.


Все, что написано выше, относится не только к физике, но и к науке вообще –
при том, что хотя биология и химия имеют много своих особенностей, но сам
научный метод у них такой же, как в физике.


Откуда берется псевдонаука


Человек стремится к получению удовольствий и не стремится – если это само по
себе не доставляет ему удовольствия – работать. Поэтому вполне естественно, что
рядом с физикой, в которой для получения удовольствия от познания истины и
признания обществом надо много работать, существует некоторая другая область
деятельности, называемая, если говорить вежливо, «паранаукой» или
«псевдонаукой».


Иногда говорят «лженаука», но это выражение неточно – ложью принято называть
осознанный и целенаправленный обман, а среди деятелей псевдонауки довольно много
искренне заблуждающихся людей. Мы будем в основном говорить о псевдофизике, хотя
в последнее время очень популярны, например, псевдоистория и псевдомедицина. В
соответствии с перечисленными выше свойствами физики, псевдофизика бывает
нескольких типов.


Тип 1 – рассчитанный в первую очередь на получение денег и почета от
государства. Традиционная тема – «сверхоружие». Например, сбивание ракет
противника «плазменными сгустками». Подобные идеи успешно использовались для
выкачивания денег из бюджета и в советское время, использовались они и по ту
сторону океана. Например, применение телепатии для связи с подводными лодками.
Правда, система независимой экспертизы и меньшая коррумпированность мешают
развиваться этому виду псевдонауки в других странах.


Тип 2 – рассчитанный в основном на удовлетворение собственных амбиций.
Традиционные темы – решение наиболее сложных, фундаментальных и глобальных
проблем. Доказательство теоремы Ферма, трисекция угла и квадратура круга, вечный
двигатель и двигатель внутреннего сгорания на воде, выяснение природы
гравитации, построение «теории всего» и т.д. В отличие от работ типа 1,
некоторые из этих работ не стоят почти ничего, разве что денег на
публикацию.


Тип 3 – новый для России, но хорошо известный в других странах,
расчитанный на большой коммерческий успех на свободном рынке. Традиционная тема
– здоровье. Поэтому это скорее не псевдофизика, а псевдомедицина. Например:
«кремлевская таблетка», методы очищения и оздоровления организма, методы лечения
рака, методы лечения всех болезней. Этот тип паразитирует на естественном для
человека желании быть здоровым. Существенная часть этой сферы деятельности (в
отличие от типов 1 и 2) – это издательская деятельность, приносящая сама по себе
серьезные деньги. Издается множество книг о третьем глазе, о том, как жить голым
в лесу и как сделать, чтобы еду тебе приносили белочки, о духовном перерождении,
о том, по меридианам или параллелям надо располагать кровати, и о том, как пить
то, что выделяет организм человека. Развивается эта область в симбиозе с
непрерывными разговорами о том, что все кругом отравлено – и воздух, и вода, и
все продукты. Таким образом, имеет место еще и паразитизм на страхе.
Распространение псевдомедицины в странах Запада ограничивается очень жесткой
системой сертификации медицинских услуг – общество защищает граждан. Но такая
система – продукт длительного развития демократического общества. Создать ее на
голом месте с помощью законов и приказов нельзя: уже известно, что это лишь
влечет рост коррупции и подлогов.


В целом псевдонаука базируется на двух психологических особенностях людей –
стремлении получить что-то (деньги, почет), не прилагая усилий или узнать
что-то, также не прилагая усилий («теория всего»). Люди особенно охотно верят во
всякие чудеса (НЛО, мгновенные исцеления, чудо-оружие) в период неудач – или
личных, или общественных. Когда сложность стоящих перед человеком или обществом
задач оказывается выше обычной и многие люди чувствуют себя плохо. Человек в
такой ситуации обращается либо к религии (как правило, к ее внешней атрибутике),
либо к псевдонауке, либо к мистике. Например, сегодня по степени интереса к
мистике Россия занимает одно из первых мест в мире, далеко обогнав живущие
нормальной жизнью западные общества.


Есть ли вред от псевдонауки


Особого вреда, впрочем, непосредственно от веры в НЛО и растения, которые
чувствуют на расстоянии, что их собрались сорвать, нет. Хуже другое – человек,
приучившийся все воспринимать некритически, отучившийся думать своей головой,
становится легкой добычей всяческих жуликов. И тех, которые обещают сделать
несметные деньги прямо из воздуха, и тех, которые обещают построить завтра рай и
решить все проблемы, и тех, которые берутся за тридцать часов научить его всему
– хоть иностранному языку, хоть карате, хоть менеджменту.


Непосредственный вред приносит псевдонаука, пожалуй, только в одном случае –
когда это псевдомедицина. Тех, кого лечили знахари, колдуны и потомственные
ворожеи, обычно уже не удается спасти врачам. Иногда говорят, что знахари и
колдуны излечивают путем внушения, гипноза и т.д. Это возможно, но, во-первых,
это не доказано, а, во-вторых, внушением обычно достигается кратковременное
улучшение, а болезнь идет своим чередом и приводит к закономерному итогу.


Как отличить науку и псевдонауку?


Или, хотя бы, физику и псевдофизику? Вспомним основные черты физики (да и
науки вообще), перечисленные выше.


Первое. Физика создает знание о мире, увеличивающееся со временем. Причем не
в виде отдельных откровений, а в виде системы связанных утверждений, причем
достоверность каждого является следствием и причиной достоверности других. Любая
физическая работа развивает какие-то результаты ранее выполненных работ (или
используя, или оспаривая). Не могут игнорироваться результаты, полученные ранее
в этой же области.


Второе. Физика позволяет делать «вещи» (например, строить мосты – через
изучение свойств материалов и разработку новых). Поэтому достоверность
современной физики мы проверяем каждый день по сто раз – без нее не было бы
радио и телевидения, без нее не ездил бы автомобиль и метро, без нее не работал
бы ни сотовый телефон, ни утюг.


Физика накапливает навык, технологию, аппарат познания, строит свой язык, в
котором реализован этот опыт, и систему образования – и для тех, кто будет
работать в физике и для тех, кто не будет.


Псевдонаука, удовлетворяющая амбиции ее создателей и тягу людей к простому
«объяснению» всего на свете, отличается от науки во всех этих пунктах. Она не
делает ничего из этого списка.


Причем в одном аспекте она подражает науке. Что такое «наука» для человека?
Прежде всего – это много непонятных слов, некоторые из которых (голография,
протон, электрон, магнитное поле, вакуум) часто повторяются в газетах. Кроме
того, наука – это чины: академик, член-корреспондент, вице-президент и так
далее. Поэтому псевдонаука употребляет много «научных слов», причем совершенно
не к месту, и обычно ходит увешанная от шеи до колен званиями. Нынче каждый
десяток честных сумасшедших и пяток нормальных жуликов, собравшись вместе,
объявляют себя академией.


Почему физики не любят эту тему


Люди, которые хотят разобраться в вопросе и понять, существуют ли
«солнечно-земные связи» или это просто некорректная обработка данных, обращаются
к физикам с вопросами, а физики обычно уклоняются от ответов. На чем и
расцветает пресса, публикующая миллионными тиражами фотографии «души, покидающей
тело» (на снимке душа немного похожа на привидение – мультяшного Каспера, только
полупрозрачного). Попробуем разобраться в психологии физиков, которые в
нарушение традиций своей науки уклоняются от ясного ответа и, опустив глаза,
бормочут что-то вроде «а может быть, там что-то и есть».


Первая и главная причина такого поведения – физику гораздо интереснее
исследовать природу, чем иметь дело с сумасшедшими, жуликами и одураченными ими
людьми.


Вторая причина – если человек безнадежно болен, то (в российской культуре, но
не в западной) принято говорить ему неправду и, тем самым, утешать. Если людям
плохо и они обращаются к вере в отворот, приворот и сильнейших колдунов в
третьем поколении, то как-то нехорошо у них это отнимать.


Третья причина. Нежелание идти на конфликт из-за «ерунды». Ты ему скажешь,
что мыши не испускают в момент гибели гравитационных сигналов или что дыр в ауре
нет просто потому, что нет ауры, а он начнет обвинять тебя в преследовании и
подавлении ростков нового знания?


Четвертая причина. Нежелание прослыть ретроградом, цензором, цербером,
деспотом и т.д. Физики помнят советские времена, когда ни одно слово не могло
быть опубликовано без разрешения – и поэтому не хотят даже отдаленно быть
похожими на цензоров.


Пятая причина – нечистая совесть. Передний край науки углубляется в природу,
как горнопроходческий комбайн. Длина тоннелей растет, общество отрывается от
науки, а зазор заполняют шаманы. И это происходит не только в России, но и в
других странах. Может быть, ученые должны были бы больше заниматься
популяризацией науки и образовательной деятельностью? Тогда и шаманизма стало бы
поменьше.


Шестая и последняя причина – а вдруг там действительно что-то есть?
Рассмотрим эту ситуацию подробнее.


А вдруг там действительно что-то есть


Конечно, когда начинаются рассказы о левитирующих лягушках, все становится
ясно. Но в физике часто бывает, что данные новых измерений «не лезут» в старую
теорию. Вопрос в том, в какую именно теорию и насколько не лезут. Если они не
лезут в теорию относительности, которая многократно подтверждена
экспериментально (достаточно сказать, что без нее не было бы телевидения и
радиолокации), то говорить не о чем. Если же речь идет о необычных магнитных
свойствах или об аномально низком сопротивлении образца, изготовленного из
окислов меди и лантана, то это странно и надо бы разобраться тщательно и
перемерить семь раз. И те, кто разобрались (а не прошли мимо), открыли
высокотемпературную сверхпроводимость. А информацию о веществе, вдвое более
твердом, чем алмаз, надо перепроверять не 7, а 77 раз, поскольку это, как нам
кажется, противоречит другим, надежно установленным вещам.


Согласитесь, что информация о том, что в вас влюбился сосед или соседка по
парте, удивит вас меньше, чем информация о том, что в вас влюбился Чак Норрис
или Шарон Стоун. Такую информацию вы будете проверять гораздо тщательнее. Как
уже говорилось, физика – это не список откровений, а система знаний, в которой
каждое утверждение связано с другими и с практикой.


Второе важное свойство – это управляемость эффекта. Если во дворе мяукнула
кошка, а у меня зашкалил вольтметр, то это случайность. Когда это повторилось
семь раз, то это повод задуматься. Но вот я спускаюсь во двор, делаю так, чтобы
она мяукала и записываю время мявов, другой человек, не знающий, что я это
делаю, записывает показания прибора, а третий, не общающийся с нами двумя,
анализирует записи, видит совпадения и говорит – да мы сделали открытие! Если с
точностью 0,1 сек семь раз совпало то и это, причем ни одного мяу без дерганья
стрелки и ни одного дерганья без мяу – это и будет открытие. Заметим, что
управляемость эффекта позволяет увеличивать надежность наблюдений и точность
измерений. Например, совпадения могут быть не во всех случаях, и все это
придется долго и тщательно изучать.


Таким образом, мы видим, что физика – как, впрочем и вся наука – это работа;
много-много работы. Удовольствие знать, как устроен мир, даром не дается. И
особенно не дается даром то потрясающее ощущение, которое переживает
исследователь, только что узнавший о мире что-то новое – то, чего еще не знает
никто. Кроме него.


Леонид Ашкинази



Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей