Сгорел на работе

27.04.200635630
В последние годы в России все чаще говорят о синдроме профессионального выгорания – истощении эмоционально-энергетических ресурсов работающего человека, развивающемся на фоне хронического стресса. Обитатели офисов, изо дня в день тонущие в рутине, накапливают отрицательные эмоции без возможности куда-либо их выплеснуть. В результате – психологические проблемы, резкое снижение работоспособности, неадекватность поведения.

Группа риска



У «профессионального выгорания» есть своя группа риска.

Прежде всего в нее входят сотрудники, которые по роду службы вынуждены много и интенсивно общаться с большим количеством самых разных людей, знакомых и незнакомых. Это руководители, менеджеры по продажам, медицинские и социальные работники, консультанты, преподаватели, представители общественных служб. Необходимость постоянно приспосабливаться к новому стилю общения с незнакомым человеком требует гораздо больше сил, нежели разговоры с коллегами или знакомыми. Особенно быстро «выгорают» интроверты, находящиеся в конфликте со своей требующей постоянного общения профессией. Здесь, возможно, имеет место такой фактор, как неверный выбор рода занятий. Впрочем, гораздо чаще сами работники неверно выстраивают стратегию общения, стараясь поддержать иллюзорный образ (скажем, успешного человека, человека со стальными нервами и т. д.).

Другая уязвимая категория – люди, испытывающие постоянный внутриличностный конфликт. Наталья Самоукина, ведущий научный сотрудник Психологического института РАО, отмечает: «Чаще всего, как в России, так и за рубежом, это женщины, переживающие внутреннее противоречие между работой и семьей».

Конкретные рабочие условия также добавляют свою «ложку дегтя». В частности, широко распространен синдром обманутых ожиданий, когда после тепличных условий обучения в вузе молодой специалист начинает выполнять работу, связанную с высокой ответственностью, и остро чувствует недостаточность представлений о будущей работе, полученных из учебников. Синдром обманутых ожиданий может спровоцировать «выгорание» сотрудника уже через шесть месяцев работы.

Немалую роль играет и возраст: сотрудники, перешагнувшие сорокалетний рубеж, вынуждены распрощаться со многими возможностями, доступными более молодым коллегам. В частности, они ощущают укоренившийся страх потери рабочего места. Те, кому за 50, зачастую не полностью адаптировались к требованиям новой экономики, менее инициативны, хуже разбираются в реалиях бизнеса.

От заката до рассвета



И пожилые сотрудники, и те, кто только что покинул университетскую скамью, испытывают особенно сильный стресс из-за ненормированного рабочего дня, широко распространенного сегодня в компаниях. Немолодые люди к тому же чаще имеют проблемы со здоровьем, которые ненормированный рабочий день может резко усугубить.

«Если руководитель убежден, что сотрудник должен «работать за двоих», перевоспитать его только при помощи инструкций очень сложно, – считает главный специалист ФНПР Владимир Власов. – Пока еще в жизни решение директора для компании – закон более важный, чем любой общероссийский кодекс».

В компаниях с ненормированным рабочим днем встречаются случаи, когда специалисты по персоналу проводят собеседования не только с кандидатом на вакансию, но и его второй половиной. Даже если сам сотрудник согласен работать с утра до вечера, но его супруга категорически против этого, соискателю могут отказать в приеме на работу.

В условиях, где речь идет о работе от заката до рассвета, сам собой отпадает вопрос о гибком графике. Однако ряд западных компаний старается развивать культуру, при которой сам сотрудник определяет для себя оптимальные часы работы. Так, в Procter & Gamble ввели правила, по которым служащему разрешается подать апелляцию высшему руководству, если ему не позволили работать по гибкому графику.

В качестве большого плюса такого подхода руководители фирмы видят существенное снижение текучести кадров, а также действенную профилактику пресловутого синдрома выгорания. Ведь искать новый персонал и обучать его с нуля в итоге выходит для компаний дороже.

Эксперимент по поиску баланса между работой и личной жизнью проводит также британский офис крупнейшей в мире компании по прямым продажам косметики Avon.

Специальная маркетинговая группа формирует график работы, опираясь на пожелания и самих сотрудников. «Гибкое расписание работы способствовало росту доверия, взаимоуважения и мотивации внутри компании», – делится опытом Трейси Робсон (Tracy Robson), менеджер Avon.

Популярна гибкость



В Великобритании, как, впрочем, и в большинстве стран Западной Европы, гибкий график работы завоевывает позиции. Согласно опросу, проведенному Сертификационным институтом развития персонала (CIPD), больше половины британских компаний считают гибкий график в высшей степени выгодным как для компании-работодателя, так и для работников. 70% респондентов полагают, что гибкий график работы имеет положительное влияние на мотивацию сотрудников, которая, в свою очередь, сказывается на продуктивности труда. По статистике, вакансии стали закрываться легче и быстрее, когда среди предложений кандидатам появился гибкий график работы.

К сожалению, идея гибкого графика труда пока гораздо популярнее на Западе, нежели в России. То же самое касается и баланса между работой и личной жизнью сотрудника.

Если проанализировать мнения руководителей компаний, становится ясно, что установка дается в основном на работу, а потом уже – на частную жизнь. Это, например, видно из результатов опроса, проведенного газетой «Известия» среди руководителей российских организаций. «Конечно, на личную жизнь я трачу значительно меньше времени, чем на работу. Важно уметь так построить и наполнить личную жизнь, чтобы она приносила истинное удовлетворение. Ведь в конечном итоге от личной жизни зависит и уровень работы, – отмечает генеральный директор «Группы Тарго» Татьяна Круглова. – Выбирая между сотрудником, который готов 24 часа в сутки «гореть» на работе, и тем, кто открыто демонстрирует, что личная жизнь для него важнее, я, конечно, предпочту первого. У сотрудников, чьи личные интересы превыше работы, карьерных перспектив гораздо меньше».

Однако эксперты советуют россиянам быть осторожнее и не отдавать все свои силы исключительно работе и карьере. По их мнению, российские компании находятся сейчас на этапе, который западные организации прошли около десяти лет назад.

Синдром выгорания привлек внимание западных экономистов и социологов почти пятнадцать лет назад. В 1991 году профессор экономики Гарвардского университета Джулиет Шор (Juliet B. Schor) писала в своей книге «Переработавший американец: неожиданное сокращение времени на досуг» (The Overworked American: The Unexpected Decline of Leisure): «Если в ближайшем будущем тенденции не изменятся, то к концу XX века жители США будут проводить на работе не меньше времени, чем в 1920-х годах». А это, по мнению профессора, может привести к полному дисбалансу между личной и профессиональной жизнью, что губительно скажется на качестве работы и ее результатах.

Исследования конца 1990-х – начала 2000-х годов уже показали, что жители промышленно развитых стран часто страдают от острого дисбаланса между личной и профессиональной жизнью. Так, опрос, проведенный британским конгрессом профсоюзов, выявил, что, несмотря на то что 85% англичан довольны своей работой, более половины жалуются на регулярные переработки, нервный стресс и отсутствие времени на отдых. При этом 8 млн испытывают головные боли из-за перенапряжения на работе, 12 млн постоянно возвращаются домой в дурном настроении, 3 млн вынуждены специально отпрашиваться у работодателя, чтобы сделать личные дела.

Не менее удручающее впечатление производят результаты исследований американского рынка труда. Опрос, проведенный в 2003 году нью-йоркским институтом семьи и работы (Families and Work Institute), показал, что 63% американцев хотели бы сократить количество рабочих часов в неделю. При этом 45% респондентов жаловались, что не могут изменить график работы и страдают от переработок и нервного истощения.

Российский рынок труда идет по стопам западного опыта с отставанием на те самые пятнадцать лет. А это значит, что совсем скоро подобная проблема станет у нас повсеместной.

Илья Носырев, компания Begin Group, специально для газеты [url=www.b-online.ru]«Бизнес»[/url]

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

Как не «сгореть» на работе



Письмо в редакцию



Во многом благодаря моему честолюбию моя карьера складывается удачно: я работаю в компании-бренде и руководитель меня ценит.
Я был невероятно доволен своей работой, пока на меня не напала какая-то тоска. Началось с того, что все чаще и чаще я приходил на работу с тяжелой головой. А однажды понял, что не хочу ни работать, ни развлекаться, ни встречаться с друзьями
Как и прежде я появляюсь в офисе в 9.30, весь день общаюсь с клиентами, но не могу не замечать, что к работе отношусь формально, задерживаюсь в корпоративном кафе во время обеда и часто думаю: «Скорей бы пятница!»
Может, стоит уйти в другую компанию? Мой приятель, считает что это не выход, и ставит мне диагноз – «синдром эмоционального сгорания». Что это за «недуг» и как с ним бороться?
Алексей Калинин, менеджер по работе с клиентами

Письмо читателя комментирует Татьяна Мужицкая, тренер Консалтинговой Группы «СЭТ»:

Можно предположить, что «недуг», о котором говорит Алексей – это действительно классическое и весьма распространенное сейчас «заболевание», называемое «синдромом сгорания», признаками которого как раз и являются перечисленные Алексеем спад интереса к работе вплоть до равнодушия или уныния. Что же является причиной этого заболевания? Иногда мы неверно рассчитываем свои ресурсы, и наше тело сигнализирует об этом. Видимо, это и случилось с Алексеем. Вообще же потенциальными жертвами синдрома становятся те, кто по долгу своей службы много общается с людьми. Известно, что поддержание близких отношений и эмоциональная включенность порой выматывает человека сильнее, чем тяжелый физический труд. Кто же составляет группу риска?

1. Люди, эмоционально вовлеченные в профессию: руководители, менеджеры по продажам и по работе с клиентами, страховщики, педагоги, врачи, журналисты, психологи.
2. Специалисты, которые эпизодически должны проявлять гиперактивность. Например, антикризисные управляющие или менеджеры туристических компаний, которым на лето нужно мобилизовать внутренние силы.
3. Сотрудники, постоянно имеющие дело с негативом: конфликт-менеджеры, менеджеры по разбору претензий, консультанты телефонов доверия

Как правило, «выгорают» лучшие сотрудники, к каковым, похоже, относится Алексей. И выводить из строя ценные кадры помогают руководители, привыкшие «грузить на того, кто везет».

Сотрудник «сгорает», когда:
* его реальные возможности не соответствуют требованиям, предъявляемым руководителем
* чувствует тотальный контроль вместо того, чтобы получить желанную самостоятельность в работе
* отсутствует адекватное вознаграждение за работу, что переживается как непризнание труда
* между его этическими ценностями и требованиями, которые предъявляет работа, вырастает пропасть. Например, человека обязывают вводить кого-то в заблуждение, вопреки тому, что обман для него – преступление
* его работа скучна и монотонна

Пожар своими руками



Однако жертвы синдрома, попав в его когти, нередко сами способствуют развитию «болезни». Каким образом? Во-первых, им помогает внутренний диалог, который они ведут сами с собой. Они уподобляются герою анекдота, у которого сломался утюг, и он идет к соседу, думая: «Не даст! Припомнит старый долг. Скажет, что у меня розетка неисправна и я его утюг спалю». В итоге, когда мужчина видит соседа, расположенного к общению, вместо того, чтобы обратиться с просьбой, выпаливает: «Да подавись ты своим утюгом, гад!» Размышляя в таком ключе о настоящем и будущем, мы сами загоняем себя в стресс.

А, во-вторых, мы забываем, что собственный энергорезерв нужно пополнять и расходовать аккуратно. Сетовать на упадок сил так же глупо, как не заряжать вовремя мобильный телефон и злиться: «Батарейка села в самый неподходящий момент! Все против меня!» Есть ли возможности пополнения нашей «батарейки»? Конечно, есть. Да, растягивать рабочий день до 10-12 часов – болезнь всех руководителей и тех, кто очень любит свою работу. Но с этой болезнью можно и нужно бороться, чтобы избежать сгорания.

В одной американской компании у группы менеджеров среднего звена вошло в привычку засиживаться после работы часиков до десяти. Тогда руководство направило их на курсы, начинавшиеся в шесть вечера. К этому времени менеджеры заканчивали дела и отправлялись в аудиторию. А когда обучение завершилось, руководитель открыл истинное предназначение курсов: «Мы научили вас уходить с работы вовремя!»

Можно вспомнить, как, например, медики, поступают очень мудро, переодеваясь в обычную одежду по окончании рабочего дня и с медицинским халатом как бы «снимая» мысли о работе. Деловому человеку будет полезно взять этот прием на вооружение. Например, условиться с самим собой, что рабочий день заканчивается, когда я закрываю планинг или дверь кабинета.

Кстати, планинг в профилактике синдрома сгорания хороший помощник. Мы привыкли планировать рабочий день. А личное время? Как правило, нет. Если же личные дела не попадают в ежедневник, то пустые строчки как бы притягивают к себе дела. Это надо исправить. Как только в расписании дня появляется запись о том, что час надо посвятить общению с ребенком, будет причина призадуматься, прежде чем ответить на предложение партнера вместе поужинать.

Иногда, чтобы вернуть интерес к работе, достаточно интеллектуально встряхнуться. Надо понять, что такой тягостный период в жизни не конец, а новая точка отсчета. Посмотрите по сторонам! Это позволит пусть не найти выход из лабиринта, но хотя бы понять, что в нем есть второй этаж.

Молодой человек был на грани увольнения, когда пришел к руководителю со словами: «Я совершенно опустошен. Да, я хороший менеджер по продажам, но занимаюсь пустяками, и эта мысль отбивает по утрам желание встать с постели». Руководитель отправил его на тренинг, посвященный работе с аудиторией. Специалист скептически отнесся к этому, так как тренинг не был связан с его деятельностью. Но после обучения молодой человек вернулся к своей работе с горящим взором и руководителю сказал: «Оказывается, есть еще столько интересного, что можно сделать!»

Моя подруга – преподаватель английского языка, рассказывает, как часто среди ее студентов попадаются люди, для которых изучение языка не самоцель. Они ходят на курсы, чтобы сменить обстановку. И верно поступают! Оказавшись в новой среде, человек понимает, что он не «прирос» к своему пьедесталу и ему есть куда двигаться. А движение – лучшее средство по борьбе со сгоранием на месте.

По стопам Мюнхгаузена



Как только вы поймали себя на мысли, что клиенты – сволочи, а начальство – еще хуже, появляться на работе в таком состоянии нельзя. «Сгорание» заразно! Если «выгоревший», в очередной раз собираясь на встречу, брюзжит, как ему надоели переговоры, клиенты, контракты, это настроение обязательно «инфицирует» и его коллег. И вместо одного мизантропа появится целый отдел «клиентоненавистников».

Есть универсальный рецепт того, как привести себя в тонус. Спросите себя: какие 10 мер, я принял за последние полгода, чтобы моя работа стала интереснее для меня? Скорее всего, большинство из нас, если посмотрит правде в глаза, придет в ужас и ответит – ничего! Но не все потеряно. Подумайте, что вы можете сделать в этом отношении, запишите эти 10 золотых пунктов и начинайте претворять в жизнь.

Однако если вы по-прежнему страдаете от головных болей, депрессии и вас в прямом смысле слова тошнит от работы, возможно, ваша попытка вытащить себя за волосы не удалась – и это дело надо доверить психологу.

Инструменты пожаробезопасности



1. Будьте внимательны к себе. Отмечайте, что вызывает дискомфорт и быструю усталость, а что помогает восстановиться.
2. Определяйте краткосрочные цели и стремитесь к ним.
3. Хватит искать в работе счастье или утешение. Работа – не убежище, наслаждайтесь самим ее процессом.
4. Больше посвящайте времени себе. Вы имеете право и на частную жизнь!
5. Если коллега слезно просит сделать за него работу, подумайте, может быть, он все же справится сам?
6. Избегайте ненужной конкуренции, ведь иногда участие важнее победы.
7. Воспринимайте внешние факторы, на которые вы не можете повлиять, как погоду. На дождь раздражаться глупо.
8. Многие проблемы усугубляются из-за того, что современный человек слишком много живет в «голове», зацикливается на мысленном процессе. Йога, танцы или массаж – прекрасный способ «переселиться» обратно в тело и не дать себе засохнуть.

Тест



Насколько вы близки к перегоранию?



Нарисуйте снежинку и на каждом ее луче напишите сферы своих жизненных интересов: работа, семья, друзья, собственное здоровье… Отметьте по лучам снежинки степень удовлетворения от всех обозначенных сфер, принимая за ноль центр снежинки. Соедините полученные точки. Это ваше колесо фортуны. Оно округлое, или чуть-чуть неровное? Поздравляем, вы гармоничная личность! Если колесо гнутое, обратите внимание, на каком участке оно «провалилось»? Этот участок требует серьезной работы, если не хотите испытать на себе все признаки синдрома эмоционального сгорания.

Сгорел?! Свободен!



Синдром сгорания – не личная проблема сотрудника. Это и проблема компании, которая не потрудилась минимизировать риск «сгорания». Как российские компании предотвращают невидимый пожар в стенах своих офисов?

Остальные для профилактики синдрома используют подручные средства. Например, в компании «Автомир» отдел по развитию персонала осуществляет мониторинг состояния работников фронт-офиса, что, однако, не мешает менеджерам по продажам «гореть». Но после работы на другой площадке или пребывания в роли наставника для стажера, половина из них возвращается в ряды энергичных и амбициозных.

Специалисты по регулированию убытков РОСНО, каждодневно подвергающиеся стрессу, раз в год посещают тренинги по общению со сложными клиентами. Но, как объяснили в страховой компании, эти тренинги скорее «разгрузочные», чем обучающие.

В компании Luxoft считают, что признание успехов содействует снятию стрессов. Это можно понимать и буквально, так как лучший сотрудник года в подарок получает путевку в дом отдыха. Других работников компания ограждает от синдрома, выдавая им льготные путевки в пансионат, а также регулярно устраивая турниры по настольному теннису и футболу.

Три года назад компания Sun Interbrew озадачилась неожиданно вскрывшимся фактом: у большего числа сотрудников рабочий день длился дольше, чем предусмотрено. Во многом в этом были виноваты спонтанно составленные графики. С тех пор во избежание сверхурочного «трудоголизма» графики работ утверждаются на год вперед, а менеджеры лично отвечают за их исполнение.

В «Вымпелкоме» действует правило, согласно которому линейный персонал работает до 18.00. Переработки расцениваются как проявление непрофессионализма, а не как поступок достойный похвалы.

Анастасия Денисова, «Элитный персонал»

Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей