Инновационного бизнеса в России нет

29.05.200649970

В России давно ведутся разговоры о том, что необходимо развивать инновации, венчурный бизнес и высокие технологии.

В некотором смысле, эта тема стала настолько затертой и забитой, что к ней общественность уже потеряла интерес. Но за этими разговорами, дежурными речами, не очень понятно, в каком именно состоянии сейчас российский инновационный бизнес.

Доклад вице-президента Торгово-Промышленной палаты России Сергея Катырина на VII-й Всероссийской конференции представителей малых предприятий, прошедшей в ТПП России, был шоковым, потому что в нем, в сухих и конкретных цифрах отразился тот неприятный факт, что инновационного бизнеса в России практически нет. Его доля в экономике и вклад в развитие настолько мал, что его можно не учитывать.

Если сделать краткое резюме докладу Катырина, то можно сказать: «чего не хватишься, ничего у нас нет».

Проблемы идут по всему спектру, начиная от законодательства и статистики, заканчивая выходом на международный рынок.

«Количество инновационных предприятий у нас не меняется более 10 лет. По линии государственной статистики мы не имеем никаких сведений об эффективности инновационных предприятий», – заявил Сергей Катырин, отметив то, что Росстат практически не занимается учетом данных работы инновационных предприятий. Согласно весьма приблизительным подсчетам, количество предприятий, которые используют объекты интеллектуальной собственности, то есть использует высокие технологии, в России составляет 3%. Вклад высоких технологий в экономический рост, по словам Катырина, составляет 8%, а доля в объеме экспорта – 0,5%.

Это, конечно, очень низкие показатели, при которых роль инновационного бизнеса в экономике действительно практически незаметна.

Множество серьезных проблем доставляют законы. «В законодательстве отсутствует определение «инновационная деятельность», – заявил Катырин. По его словам, законодательство дает право заниматься научными исследованиями и разработками только научным учреждениям, и ставит непреодолимый барьер на пути частных компаний, желающих провести собственные научные исследования. Они могут провести эти исследования «незаконно», и никто им не может гарантировать защиту этих вложений.

В дни форума в правительстве России обсуждался вопрос о поддержке малых предприятий и инновационного бизнеса, и Сергей Катырин сказал также о крайней непоследовательности государственной политики. С одной стороны, на всех углах провозглашается политика поддержки, но с другой стороны министерства проводят такие инициативы, которые уничтожают систему поддержки. «Минфин внес поправки, запрещающие выделение средств не подведомственным организациям. Это подрубит с таким трудом созданные механизмы финансовой поддержки предпринимательства», – подчеркнул Катырин, указав, что большая часть поддержки малого предпринимательства приходится как раз на не подведомственные Минфину организации.

Развитию малого инновационного бизнеса препятствуют также прочно укоренившиеся представления о малозначимости малого бизнеса. У нас крепко сидит в сознании приверженность крупным предприятиям, и недаром в экономической прессе львиная доля внимания уделяется именно компаниям-гигантам.

Но малые компании могут сделать очень многое, в силу большей гибкости, лучших возможностей для внедрения и испытания технологий, освоения новых продуктов: «Надо обеспечить участие малого бизнеса в ключевых сферах российской экономики: современной энергетике, коммуникациях, авиастроении, нанотехнологиях», – сказал Сергей Катырин.

Нужно также изжить пренебрежительное отношение к малому бизнесу. «В ряде регионов намечены тенденции в сотрудничестве малого и крупного бизнеса. Но малым предприятиям поручают только простейшие функции, не имеющие ничего общего с научными разработками и внедрением новых технологий», – подчеркнул Катырин. Существует огромное непонимание между малыми предприятиями и банками, в результате чего 85% малых предприятий не имеют инвесторов, а там, где инвесторы находятся, то нет долгосрочных, стратегических соглашений. Это создает барьер для разработки и освоения многих технологий.

Это вытекает из укоренившегося в России представления о том, что невозможно предвидеть инновационное развитие. Катырин сказал, что это не так, и опыт зарубежных компаний свидетельствует об успешности предвидениями технологического развития. «Нужно пересмотреть мнение о том, что невозможно предвидеть отрасли, в которые нужно концентрировать материальные и интеллектуальные ресурсы», – подчеркнул он.

И, наконец, экспорт. В развитых странах малый инновационный бизнес формирует около 30% экспорта. В России, как указано выше, 0,5%. Причины просты: отсутствует инфраструктура и сервис выхода на мировые рынки. Отсутствуют даже исходная информация о товарах, которые малый бизнес может предложить. Нет специалистов по продвижению товаров, потребность в которых оценивается в 25 тысяч человек в год.

Одним словом, очевидно, что инновационного бизнеса в России нет. Есть отдельные предприятия, центры и научные учреждения, которые ведут разработки, создают новых технологии и каким-то образом их пытаются производить, но нет бизнеса, нет отрасли. Пока она не сформировалась, доля инноваций в экономике России будет весьма близкой к нулю.

Дмитрий Верхотуров, специально для [url=www.blotter.ru]«Блоттер.ру»[/url].

По этому поводу см. также статьи «Биотехнология России с точки зрения теории эволюции» и «Старая дева и скупой рыцарь. Инвестиции в высокие технологии глазами биолога».

Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей