«Пища Франкенштейна»: научный подход

27.09.200438440

«Пища Франкенштейна»: научный подход


Питание - один из постоянно действующих факторов, непосредственно влияющих на здоровье, качество и продолжительность жизни, ведь пища – это материал из которого строится человеческий организм. Современный человек в сутки потребляет около 800 г пищевых продуктов и 2 л воды, то есть за сутки все люди планеты съедают более 4 млн тонн пищи. За ХХ столетие численность населения Земли увеличилась в 4 раза: с 1,5 до 6 млрд человек. Предполагается, что к 2020 году эта цифра вырастет до 8 млрд… Поможет ли биотехнология решить мировые продовольственные проблемы? Или наоборот добавит новых? Предлагаем мнение ученого.


Попав в тиски геометрической прогрессии, каждую неделю население нашей планеты в среднем увеличивается на 1,2 млн человек, при этом темпы производства пищевой продукции все более отстают от темпов роста населения. Действительно, уже сейчас дефицит пищевых продуктов в мире превышает 60 млн тонн, а число людей, страдающих от недостаточности питания, возросло на 25 млн лишь за период с 2002 по 2003 гг., а общая цифра голодающих приближается к 1 млрд человек. Таким образом, современная стратегия производства пищевых продуктов должна быть направлена на поиск выхода из продовольственного кризиса в кратчайшие сроки.


Решение проблемы увеличения производства пищевых продуктов старыми методами уже невозможно. Несмотря на то, что за последние 40 лет производство сельскохозяйственной продукции выросло более чем в 2 раза (за счет селекции и усовершенствования агрономических подходов), дальнейший его рост представляется маловероятным. Кроме того, традиционные сельскохозяйственные технологии не являются возобновляемыми: в течение последних 20 лет человечеством потеряно свыше 15% плодородного почвенного слоя. Наконец, большая часть пригодных к возделыванию земель уже вовлечена в сельскохозяйственное производство.


Меры, принимавшиеся до сих пор, частично исчерпали себя, оказавшись неэффективными и недостаточными. Поэтому возникла необходимость в применении принципиально новых подходов к созданию высокопродуктивных агросистем, обеспечивающих значительное повышение урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности скота. Одним из способов решения поставленных задач является применение новейших способов селекции, основанных на высоких современных технологиях, в частности, генной инженерии.


Что такое генная инженерия и чем она отличается от традиционной селекции?


Генная инженерия – наука о генетическом конструировании – это направление исследований в генетике, в рамках которого разрабатывают приемы, позволяющие по заранее намеченному плану изменять генетическую информацию организмов, в частности растений.


Напомним, что улучшение свойств культурных растений достигается либо улучшением существующей, либо созданием новой генетической вариации. При использовании традиционных методов селекции, гарантия получения искомой комбинации генов, и, следовательно, получения желаемого признака у растения, практически отсутствует. Проще говоря, такой метод напоминает игру в рулетку: процесс может длиться десятилетия, прежде чем будет получен положительный результат. Кроме того, методы радиационного и химического мутагенеза, применяемые в ежедневной практике селекционера, ведут к появлению огромного числа неизвестных генетических перестроений.


В свою очередь, методы генной инженерии, позволяя передавать один или несколько генов между организмами, резко увеличивают разнообразие изменяемых признаков, ускоряют процесс получения организмов с заданными свойствами, а также, что очень важно, облегчают выявление незаданных генетических изменений и их последствий.


На сегодняшний день большинство производящихся в промышленных объемах генетически модифицированных сельскохозяйственных растений имеют свойства, обеспечивающие повышение урожайности или облегчение уборки, хранения, переработки урожая. Эти качества позволяют снизить количество применяемых пестицидов, сократить количество технологических операций при переработке, свести к минимуму потери урожая, повысить качество продукции, экономить средства и материальные ресурсы.


Среди преимуществ трансгенных продуктов следует выделить: во-первых – значительное снижение остаточных количеств пестицидов в пище, что позволяет уменьшить химическую нагрузку на организм человека в условиях неблагоприятной экологической обстановки; во вторых – придание инсектицидных свойств растениям ведет к уменьшению их поражения насекомыми, а это, в свою очередь, многократно снижает пораженность зерновых культур плесневыми грибами, продуцирующими опасные для человека микотоксины.


Практическое использование новых способов селекции растений повлекло за собой потребность в более строгой регламентации процесса оценки безопасности генетически модифицированных пищевых продуктов, поскольку любая новая технология требует самой тщательной проверки, чтобы не нанести вреда здоровью как ныне живущих людей, так и будущих поколений.


Основным требованием, которому должны соответствовать пищевые продукты, полученные с использованием новейших технологий, является безопасность для здоровья потребителей. В Российской Федерации оценка безопасности генетически модифицированных источников пищи проводится в соответствии с Федеральными Законами «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» № 52-ФЗ от 30.03.99, «О качестве и безопасности пищевых продуктов» № 29-ФЗ от 02.01.2000, «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» № 86-ФЗ от 05.07.96, следуя букве которых, все пищевые продукты, впервые разрабатываемые и внедряемые для промышленного изготовления, а также впервые ввозимые и ранее не реализовывавшиеся на территории Российской Федерации, подлежат государственной регистрации. Ключевым этапом регистрации пищевой продукции, полученной из генетически модифицированных источников, является проведение комплексной санитарно-эпидемиологической экспертизы. Длительность всех исследований составляет от 1 года до 1,5-2-х лет и в настоящее время система оценки безопасности трансгенной пищи, действующая в России, является одной из наиболее жестких в мире.


Из-за определенного отставания в области внедрения новейшей биотехнологии в практику производства пищевых продуктов, Россия имеет дополнительное преимущество: генетически модифицированные источники пищи, впервые попадая на наш рынок, уже имеют историю использования в питании населения США, Аргентины, Канады, Бразилии, Китая, Австралии, Индии, стран Европейского Союза и др.


Иными словами, те 13 генетически модифицированных источников пищи, которые зарегистрированы на сегодняшний день в Российской Федерации и разрешены для использования в питании населения без ограничений, прошли несколько уровней проверки и абсолютно безопасны для здоровья потребителей.


В свете всего вышеизложенного напрашивается вопрос: если генетически модифицированные источники пищи нужны человечеству, если они безопасны и открывают новые горизонты в производстве пищевых продуктов, то почему многие средства массовой информации говорят о трансгенах не иначе как о «пище Франкенштейна»? Дыма без огня не бывает лишь в том случае, если это не дымовая завеса. Все объясняется очень просто: громкие заголовки скрывают обычное деловое предприятие. Подумайте, кому может быть выгоден отказ от использования генетически модифицированных культур, не нуждающихся в обработке пестицидами, более дешевых в результате меньших затрат на их выращивание, лучше хранящихся? Кому нужна популярность и слава «борца за правое дело»? Кому нужны «горячие» новости?


Отсутствие объективной информации о генетически модифицированных пищевых продуктах порождает недоверие общества. Новые способы получения пищи непонятны и представляются неестественными и даже опасными. Кстати, кибернетика так же непонятна неспециалисту, как и генетика, однако появление новых моделей компьютеров и мобильных телефонов встречается более чем благожелательно. Возможно потому, что нам не надо их есть.


В заключении следует отметить, что проблемы этического и правового регулирования практического применения генной инженерии стали обсуждать задолго до начала производства трансгенных пищевых продуктов, на начальных стадиях развития новой науки. Это значит, что технологический императив – суждение, согласно которому все, что технически возможно, должно быть непременно реализовано, – не является безусловным. Это значит, что пришло время, когда человечество осознало, что рост знаний, и, соответственно, возможностей, сопровождается ростом ответственности за каждое принятое решение.


Надежда Тышко, кандидат медицинских наук, научный сотрудник НИИ питания РАМН, специально для «Крестьянских ведомостей» (http://www.AgroNews.ru)


Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей