Расставим акценты…

08.06.200528900

На вопросы главного редактора журнала «Медицинская картотека»
Елены Аносовой по статье П.Дюйсберга, опубликованной в выпусках 10, 11 и 12 за
2004 г., отвечает к.б.н. Михаил Васильевич Супотницкий.
Его статью «Рассыпающийся фундамент Дюйсберга» читайте здесь.



Михаил Васильевич, обсудим теперь уже известную вам работу
профессора Дюйсберга!



1. Как Вы оцениваете факты совпадения распространения СПИДа
с эрой лавинного нарастания потребления наркотических средств в больших
количествах и легализацией гомосексуальных отношений?



М.В. Супотницкий. Только как факторы риска, вроде
нехлорированной воды для распространения холерного вибриона среди людей.



2. Возможны ли изменения в организме человека под действием
этих средств, могут ли они вызвать необратимые изменения в иммунитете?



М.В. Супотницкий. Да, конечно, но только к ВИЧ/СПИДу
они отношения не имеют.



3. Что же, все таки, показывают тесты на ВИЧ? Возможен ли
ошибочный диагноз из-за сложности реакции, на которой основаны тесты?



М.В. Супотницкий. Они показывают то, что написано в
прилагаемой инструкции. Таких тестов несколько, и они постоянно
совершенствуются. Частота ложноположительной реакции иммуноферментного анализа
(ИФА) не превышает 0,5 %. Никогда ни один диагноз не ставится только по
результату одного анализа. Проводится сложное комплексное обследование
больного, его методология тщательно отработана.



4. Имеют ли сходства антитела, которые обнаруживаются у
ВИЧ-положительных с какими-либо другими антителами?



М.В. Супотницкий. Да, ложно положительные данные ИФА
могут быть при инфекции, вызванной вирусом Эпштейна-Барра, у больных с
аутоиммунными заболеваниями (до 0,5 %.), но повторюсь, по результатам одного
анализа диагноз не ставят. ИФА перепроверяют в иммуноблоте, если необходимо и
другими способами.



5. Почему так сложно выделяли вирус СПИДа? Почему его нет ни
у СПИД-пациентов, ни у ВИЧ-положительных?



М.В. Супотницкий. Любые шаги в познании природы
даются очень трудно, и только по мере совершенствования методов исследования. А
Вы думаете, возбудителей холеры, чумы или сибирской язвы легко нашли? Пока Кох
не создал метод получения чистых культур, никому не удавалось их выделить и
изучить. А то, что ВИЧ не находят у «СПИД-пациентов», у «ВИЧ-положительных», то
это не правда. Надо конкретно разбирать каждый случай – кто и как искал, у
каких пациентов. Бывают ошибки и с возбудителями хорошо изученных инфекций. Вот
Вам пример из совсем недавнего прошлого. Когда в 1994 г. в Индии началась
легочная чума, врачи почти месяц не могли поставить правильный диагноз, хотя
имели диагностикумы и оснащенные бактериологические лаборатории, да и работали
на территории природного очага чумы.



6. Если можно, коротко, Ваше мнение о том, откуда вообще
появился вирус СПИДа или мог появиться?



М.В. Супотницкий. Я полагаю, что он появился на много
миллионов лет раньше человека, существовал на протяжении всей его истории, и
периодически вызывал пандемии, типа современной. В геноме человека нашли «генетические
шрамы», оставленные прошлыми пандемиями ВИЧ/СПИДа. Но в природе есть (или
имелись в прошлом) механизмы, элиминирующие людей, страдающих иммунодефицитами
данного типа. Подробно об этом я писал в своей монографии.



7. Если вирус в крови не обнаруживается, то причем тут
вирусная нагрузка? С чем, собственно говоря, начинают бороться, применяя
токсичные препараты AZT и др.?



М.В. Супотницкий. Как же «вирус не обнаруживается»,
когда даже в бессимптомной стадии ВИЧ-инфекции происходит непрерывная
репродукция вируса и накопление его общей массы в организме. Используют те
лекарства, которые есть. Кстати среди ученых и без идей Дюйсберга накопилось не
мало отрицательных оценок их эффективности.



8. Почему, если СПИД является инфекционным, то (по
Дюйсбергу) охват заболеванием в США- остается постоянным около 1 млн. до сих
пор?



М.В. Супотницкий. Вы предлагаете мне ответить на Ваш
вопрос исходя из того, что ВИЧ не инфекционен? Еще как «инфекционен»! Причем
тут США? У нас в России катастрофический рост ВИЧ-инфицированности населения,
как в стране Третьего мира. Дюсбург имеет привычку выдергивать факты из
контекста. Между прочим, в США нет достоверной статистики по
ВИЧ-инфицированным. Там запрещено законом людей на ВИЧ обследовать – это
нарушает их права. У нас, кстати, тоже – ВИЧ-статистика желает лучшего, но не
настолько, как в США.



9. По Дюйсбергу, имеются люди, долго живущие с ВИЧ, которые
не употребляют наркотиков или прекратили их употреблять. Имеются люди, имевшие
тесные контакты (жены, мужья, проститутки и т.п.) с больными СПИД, но не
обнаруживающие ВИЧ+ и вполне здоровые. Как оценить такие факты?



М.В. Супотницкий. Только так, что Дюйсберг берет те
факты, которые ему нужны.



10. Ваше мнение – не стоит ли принять факты и сведения,
приведенные в работе профессора Дюйсберга к сведению, к обсуждению в научной аудитории
для поиска новых подходов в борьбе со СПИДом, а может быть с наркоманией и
потреблением других запрещенных препаратов?



М.В. Супотницкий. Да, некоторые следует. Дюйсберг «нащупал»
огромные бреши в современных представлениях об эпидемическом процессе и за это
ему надо быть признательными. Борьба с наркоманией – проблема не только
правоохранительных органов. Известны факты, когда с западного направления на
территорию СНГ поступали крупные партии наркотиков, инфицированных ВИЧ.
Например, летом 1996 г. в белорусском городе Светлогорске было инфицировано ВИЧ
только одной такой партией наркотиков почти 800 человек (интересующимся этим
событием рекомендую статью в «Журн. Микробиол.» – 1999. – № 1, С. 18–19). Можно
предполагать, что таких случаев гораздо больше, но правоохранительные органы
без эпидемиологов на них никогда не выйдут. Это совершенно новая тенденция в
разрушении и депопуляции государств. Эпидемиологи должны уметь выявлять случаи,
как умышленного заражения ВИЧ отдельных людей, так и биологические диверсии
типа Светлогорской. Кстати, некоторые террористические организации заявляли,
что они будут умышленно распространять ВИЧ в России. Я думаю, что если
Госнаркоконтроль начнет курировать эту проблему, то выяснится не мало фактов
ввоза на территорию России ВИЧ-инфицированных наркотиков. Например, меня всегда
удивляла неподдающаяся логике статистика ВИЧ-инфицированности населения по
отдельным областям. Возможно, что нас не все любят за пределами России, да и в
самой России тоже есть недоброжелатели, путающие проблему СПИДа с проблемой «прав
человека». Но мы отвлеклись от темы. Хочу еще раз подчеркнуть главное в идеях
Дюйсберга, это несоответствие наших противоэпидемических мероприятий сложности
проблемы СПИДа.



11. Каковы перспективы решения этой проблемы? Имеем ли мы
право упираться в одну теорию, которая не дала за 20 лет ощутимых результатов
ни для лечения, ни для предотвращения распространения СПИДа? (т.е. куда
направить деньги?)



М.В. Супотницкий. Перспективы очень плохие и, прежде
всего потому, что новый эпидемический вызов не оценен адекватно политическим и
научным руководством страны. Нельзя сказать, что прежняя теория «ничего не дала»,
совсем наоборот. Поверьте, если бы все вдруг решили, что прав Дюйсберг, было
еще хуже, у нас тогда не осталось бы вообще никаких шансов разработать
адекватные этой эпидемии противоэпидемические меры. А вот, что делать? Прежде
всего надо хотя бы сначала понять, какой в действительности эпидемический
процесс мы наблюдаем и в чем его отличия от тех, с которыми мы боролись раньше,
а не опираться в борьбе с пандемией ВИЧ/СПИДа на фундамент эпидемиологических
представлений начала ХХ столетия, какие бы громкие имена наших академиков не
сверкали на его вершине. Но легких решений (соблюдение «права человека»,
ВИЧ-вакцина и т.п.) не будет, необходимо психологически быть к этому готовыми.



http://supotnitskiy.webspecialist.ru


Ваш комментарий:
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.
Вернуться к списку статей